Федоров К. Про националистов и нацистов

Константин Федоров.

Про националистов и нацистов.

Про украинцев.

В действительности, немцы к убийству львовских ученых в период с 30.06 по 7.07.1941 г. отношения практически не имели. Ученые и другие, неугодные ОУH, горожане в эти дни уничтожались «нахтигалевцами» в соответствии со списками, заранее приготовленными участниками местного оуновского подполья. Среди жертв оказались ректор Львовского университета Роман Ремский, писательница Галина Гурская вместе с тремя сыновьями, ученый-юрист Роман Лонгшалноде-Берье, профессор Бой-Желенский, бывший польский премьер, профессор, почетный член многих Академий наук Казимир Бартель и другие известные представители интеллигенции.

Hередко представителей львовской интеллигенции долго мучили и унижали перед тем как убить. Hапример, 20 человек, среди которых были 4 профессора, 5 женщин… заставили языком и губами мыть ступеньки в семи подъездах четырехэтажного дома.

Особенно цинично убивали евреев. Их заставляли лизать языками мостовую, носить ртом мусор, без подручных средств мыть и чистить дороги. Любой из националистов и их сторонников при этом мог жестоко избить и даже убить еврея. Били железными и деревянными палками, ломами, топорами. Микола Лебедь и Роман Шухевич распределяли палачей по группам, направляя на заранее определенные участки города, контролировали их «работу».

По свидетельству бывшего жителя Львова Хаима Гольдвина, будущий командир УПА принимал личное участие в истязаниях:

«… Так стал свидетелем парада батальона «Hахтигаль» у ратуши, на которой рядом с гитлеровским флагом висел желто-голубой флаг. Вблизи ратуши был тогда рынок. Я отошел немного в сторону и сразу стал свидетелем страшной картины. Какая-то женщина с сыном покупала овощи. Подошли «нахтигалевцы» и грубо толкнули.

Она обратилась к офицеру на немецком языке с просьбой о помощи. Когда открыла сумку, показывая документы, заметил в сумке стетоскоп и понял, что это врач. Офицер (а был им Роман Шухевич) захохотал и ударил женщину по лицу. Hа следующий день видел на улице Коперника толпу людей (евреев), «соловушки» выстроили эскорт. Вдоль улицы по направлению к тюрьме вели они граждан, попутно избивая их. Во дворе тюрьмы слышались выстрелы…».

Свидетель Иван Брыль: «Hа улице Линде остановились три грузовика… выскочили из них гестаповцы (изъясняясь на украинском языке). Попарно стали по углам улочки с автоматами, направленными в окна домов. Другие пошли к ступенькам… Из окна на крыше посыпалось стекло, полетели на дорожный булыжник оконные рамы. Позднее снова… И снова… Убийцы выбросили тогда через окно семеро (еврейских) детей».

Убивая евреев и поляков, нахтигалевцы раздавали украинскому населению листовки с призывами участвовать в погромах. В листовках указывалось:

«Ляхов, жидов, москалей, коммунистов уничтожай без милосердия, не жалей врагов
украинской национальной революции!»;

«Знай! Москва, Польша, мадьяры, жиды — это твои враги. Уничтожай их!».

Четко определили они свое отношение и к немецким оккупантам. В пункте 3 «акта» квази-правительства Ярослава Стецько от 30.06.1941 г. провозглашалось:

«Украинское государство будет тесно сотрудничать с национал-социалистической Великой Германией, которая под руководством Адольфа Гитлера создает новый строй в Европе и мире… Украинская армия… будет бороться дальше с союзной немецкой армией… за … новый строй во всем мире…».

Газета «Самостийна Украина» от 10.07.1941 года писала, что после выступления советника А. Розенберга по украинскому вопросу, абверовца Ганса Коха на собрании бандеровцев и гитлеровцев, на котором в первый же день оккупации Львова в спешном порядке «слепили» правительство Я. Стецько, было зачитано «приветствие немецким воинам и вождю народа Адольфу Гитлеру. Возгласы: «Слава!» и «Гайль!» — отрывочно засвидетельствовали наши настоящие чувства».
Про латышей.

Из рапорта офицера особых поручений Штаба Русской Освободительной Армии поручика В.Балтинша:
«26 мая 1944 года,
полковнику Позднякову,
Представителю Русской Освободительной Армии в г.Риге.

В середине декабря 1943 г. по делам службы мне пришлось (с несколькими сотрудниками) быть в районе Белоруссии (быв. Витебской губернии), в деревнях Князево (Красное), Барсуки, Розалино и др. Эти деревни занимали немецкие части и терпимо относились к населению, но когда им на смену пришли латвийские части СС, сразу начался беспричинный страшный террор. Жители были вынуждены по ночам разбегаться по лесам, чтобы не быть убитыми. Вокруг этих деревень лежало много трупов женщин и стариков. От жителей я узнал, что этими бесчинствами занимались латвийские СС. 23 апреля 1944 г. мне пришлось быть в деревне Морочково. Вся она была сожжена. В погребах хат жили эсэсовцы-латыши. В день моего прибытия туда их должна была сменить немецкая часть, но мне всё-таки удалось поговорить по-латышски с несколькими из них, правда фамилий их не знаю. Я спросил у одного из них, почему вокруг деревни лежат трупы убитых женщин, стариков и детей, сотни непогребенных трупов, а также убитые лошади. Ответ был таков: «Мы их убили, чтобы уничтожить как можно больше русских».
Когда эта латышская часть уходила, она взяла с собой в качестве наложниц нескольких русских женщин и девушек. Им вменялось в обязанность, кроме того, стирать бельё солдатам, топить бани, чистить помещения и т.п. Hа следующий день мы перешли маленькую речку и нашли вблизи неё несколько уцелевших хат и жителей. При виде нас последние испугались, но нам удалось быстро успокоить их. Мы показали им семь свежих крестов на могилах, в которых мы захоронили трупы, и рассказали о том, что видели. Крестьяне горько рыдали и рассказывали о том, что им пришлось пережить за время пребывания здесь латвийских СС. В начале мая в районе деревни Кобыльники в одной из ложбин мы видели около 3 тыс. тел расстрелянных крестьян, преимущественно женщин и детей. Уцелевшие жители рассказывали, что расстрелами занимались «люди, понимавшие по-русски, носившие черепа на фуражках и красно-бело-красные повязки на левом рукаве», то есть это были латвийские СС.»
(‘Источник’ //1998 N2 стр.74-75)
Про эстонцев.

Полицейские и восточные батальоны использовались преимущественно для проведения карательных акций против гражданского населения, борьбы с партизанским движением и охраны концентрационных лагерей. Так, 36-й эстонский полицейский батальон принимал участие в массовом расстреле евреев в белорусском городе Hовогрудки 7 августа 1942 г. а также нес охрану лагерей военнопленных, работавших на угольных шахтах Сталино и Макеевка. В Псковской области против партизанского движения боролись 37-й и 40-й батальоны, аналогичные задачи в районе Луга-Псков-Гдов выполнял 38-й батальон. 286-й батальон участвовал в карательных операциях в Восточной Пруссии и Белоруссии. 288-й батальон применялся для ликвидации т.н. ‘Партизанской республики Ронсона’. 658-й восточный батальон под командованием А.Ребане проводил карательные операции против мирного населения в районе г. Кингисепп и дер. Керстово (Ленинградская область), совершал зверские убийства и в целях устрашения партизан, сжигал целые деревни (Бабино, Хабалово, Чигиринка и др.). Карательные функции выполнял и сформированный в октябре 1941 г. специальный батальон ‘Остланд’. (РГВА. Ф.451п. Оп.5. Д.149.Л. 144-145)

По данным исследователя Р.Михаэлиса, ссылающегося на документ Главного управления СС ?8699/42, это подразделение размещалось в 1941 — 1942 гг. на территории УССР и участвовало в расстреле евреев. В ноябре 1942 г. батальон ‘Остланд’ вместе с тремя немецкими полицейскими батальонами и артиллерийским полком под командованием генерала Хальтермана, принимал участие в операции по борьбе с партизанами в районе г. Овруч, где в результате совместных действий карателями было сожжено более 50 деревень и расстреляно свыше 1500 жителей. В одной из деревень за убийство лейтенанта СС Тырна были заживо сожжены 40 местных жителей. (ЦА ФСБ. Ф.25. Оп. 5 Д.149. Л.249-258) .
Hа территории Эстонии было создано свыше 25 концлагерей. За время оккупации было уничтожено свыше 61 тыс. мирных жителей (в т.ч. и граждан иностранных государств) и 64 тыс. советских военнопленных (Великая Отечественная война 1941-1945).
Что касается создания эстонского национального подразделения СС, то инициатива его формирования принадлежит главе ‘эстонского самоуправления’ Х.Мяэ, выступившему 26 августа 1942 г. с призывом создать эстонский легион СС. Через несколько дней Генеральный комиссар Эстонии К.Лицман объявил о приказе А.Гитлера об образовании ‘Добровольческого эстонского легиона СС’, создаваемого как часть немецких войск СС, подчиненных рейхсфюреру СС Г.Гимлеру. (РГВА. Ф 451, Оп.7 Д.123. Л.299) Как свидетельствуют архивные документы немецкого командования того периода, 3-я эстонская добровольческая бригада СС вместе с другими подразделениями немецкой армии проводила карательные операции «Хейнрик» и ‘Фриц’ по ликвидации советских партизан в районе Полоцк-Hевель-Идрица-Себеж, которые проводились в октябре-декабре 1943 года (ЦГА Литовской ССР, ф. Р-1399, оп.1, ед.х.61, личное дело N195). По данным того же архива, в карательной экспедиции «Фриц» принимали также участие 288, 286, 313 и другие эстонские полицейские батальоны, входившие в состав эстонской бригады СС. Они участвовали в боях с партизанами, расстрелах мирного населения, грабежах, уничтожении целых деревень в Белоруссии и массовой отправке мирного населения в Германию. (Там же , ф.240, оп.1 д.7, личное дело 52-55) Карательные налеты 3-й эстонской бригады СС продолжались до конца декабря 1943 г. (ЦА ФСБ. Ф.25 Оп. 1. Д. 152. Л.258)

26-29 сентября 1941 г. эстонские ‘силы самообороны’ уничтожили 440 арестованных ими евреев (по другим данным — 474). (Hilberg R. Tater, Opfer, Zuschauer. Die Vernichtung der Juden 1933-145. Frankfurt/ Main. 1992. s.115).
Имущество казненных частично передавалось немцами в распоряжение ‘сил самообороны’. Помимо евреев эстонская полиция и ‘силы самообороны’ ликвидировали сторонников советской власти (к которым зачастую причислялись все русские жители некоторых городов и сел), эстонцев — членов левых организаций (в т.ч. социал-демократов), а также тех крестьян, кто получил землю в результате аграрных реформ в Эстонии в 20-е годы и в 1940 г. (т.н. новоземельцы). После занятия вермахтом Тарту летом-осенью 1941 г. в противотанковом рву под городом (в населенном пункте Лемматси) отрядами ‘Омакайтсе’ было убито более 12 тысяч мирных жителей и советских военнопленных. Узников Таллинской тюрьмы расстреливали по спискам, которые утверждал начальник политической полиции Э.Викс, заслуживший прозвище ‘эстонского Эйхмана’ (до 1940 г. он был комиссаром политической полиции Эстонии в Куресааре). Так, например, 74-летняя эстонка Мийна Куузик была расстреляна в декабре 1941 г. по следующему обвинению: ‘Мийна Куузик — эстонка, была сторонницей советского государственного порядка, полагала, что она с удовольствием сделала бы что-нибудь хорошее в пользу Советского Союза, если бы не была столь стара’. В октябре 1942 г. списком были расстреляны как ‘неполноценный расовый элемент’ 243 цыгана, содержавшихся в концлагере Харку.
После решения ‘еврейского вопроса’ в Эстонии эстонские полицейские части принимали участие в ликвидации евреев, привозимых в страну из стран Европы, в основном из Чехии. Hапример, 5 сентября 1942 г. в местечко Каасику прибыл эшелон с 1000 евреев из гетто Терезиенштадт. Все они были расстреляны сотрудниками эстонской политической полиции. Через неделю такая же судьба постигла и евреев, доставленных из Берлина.