Танасов В. Требование к власти одно — обеспечить развитие Украины

Замечание об авторских правах. На представленный ниже текст распространяется действие Закона РФ N 5351-I «Об авторском праве и смежных правах» (с изменениями и дополнениями на текущий момент). Удаление размещённых на этой странице знаков охраны авторских прав либо замещение их иными при копировании данного текста и последующем его воспроизведении в электронных сетях является грубейшим нарушением статьи 9 упомянутого Федерального Закона. Использование данного текста в качестве содержательного контента при изготовлении разного рода печатной продукции (антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), подготовке документов, текстов речей и выступлений, использование в аудиовизуальных произведениях без указания источника его происхождения (то есть данного сайта) является грубейшим нарушением статьи 11 упомянутого Федерального Закона РФ. Напоминаем, что раздел V упомянутого Федерального Закона, а также действующее гражданское, административное и уголовное законодательство Российской Федерации предоставляют авторам широкие возможности как по преследованию плагиаторов, так и по защите своих имущественных интересов, в том числе позволяют добиваться, помимо наложения предусмотренного законом наказания, также получения с ответчиков компенсации, возмещения морального вреда и упущенной выгоды на протяжении 70 лет с момента возникновения их авторского права.

Добросовестное некоммерческое использование данного текста без согласия или уведомления автора предполагает наличие ссылки на источник его происхождения (данный сайт), для коммерческого использования в любой форме необходимо прямое и явно выраженное согласие автора.

© Танасов В., 2006 г.

© «Теория антисистем. Источники и документы», 2006 г.


Валентин Танасов

Требование к власти одно — обеспечить развитие Украины

На Украине президентские выборы 2004 г. и отчасти парламентские- 2006г. проходили на фоне обострения не только политических, но и этнических симпатий. Вот только насколько это «предчувствие гражданской войны» было реальным?
«Современный комплекс взаимоотношений между этносами на Украине и вокруг нее принципиально не отличается от середины прошлого века. Несмотря на изменение в расстановке сил, вызванное войнами и массовыми репрессиями, все этнические расколы, существовавшие тогда, существуют и ныне.»[1]. Действительно, этнически население Украины состоит из таких этносов как западные украинцы, восточные украинцы или просто украинцы, представляющие большинство населения страны, и русские на Востоке и Юге. Западные украинцы принадлежат западноевропейскому суперэтносу , а украинцы и русские принадлежат к евроазийскому суперэтносу. Сами же русские как на Украине, так и в России тоже этнически поляризованы по отношениям к католикам и протестантам. Условно назовем их, соответственно, южноруссами и белыми русскими. Так вот на Украине белых русских больше на Востоке и на Юге. чьи стереотипы поведения гармонируют с протестантскими , т.е. с Белой Россией.
Причина появления в России этносов белых русских и южноруссов следующая. Если во времена Реформации и религиозных войн в Европе в ХV-XVI в.в. катализатором процесса надлома западноевропейского суперэтноса были теологические идеи, то в ХIX -XX в.в. социалистические идеи стали катализатором процесса надлома российского (евразийского) суперэтноса. с образованием условно белого (казаки, сибиряки, северорусы ) и красного ( русские на Юге России -сторонники общинного строя) этносов, условно обозначенных здесь белыми русскими и южноруссами.
По Л.Н.Гумилеву[2], определяющим признаком того или иного этнического формирования является исключительно стереотип поведения или комплиментарность, а не только социальные, языковые , культурно-религиозные отличия. Так, в упомянутых этносов она разная. Например, стереотип поведения украинцев больше гармонирует с европейскими католиками, и дисгармонирует с протестантами. Кроме того, если западно-украинцы положительно комплиментарны с западноевропейским суперэтносом и отрицательно комплиментарны с евроазийским суперэтносом: с Южной и Белой Россией, а украинцы положительно комплиментарны с южноруссами, чьи стереотипы поведения дисгармонируют с протестанскими, то русские на Юге, в Луганской и Донецкой областях положительно комплиментарны с казачьими районами России. Поэтому целесообразнее рассматривать взаимоотношения между четырьма этническими образованиями, два из которых говорят на украинском, а два других — на русском. Да и взаимоотношения между украиноязычными этносами требуют особого подхода, ибо между ними пролегла суперэтническая граница.
При рассмотрениии этнической ситуации восточных украинцев следует считаться с поляризацией их комплиментарности на границах раздела этносов: ближе к западно-украинскому региону усилены националистические настроения и неприятие России вообще, ближе к белым регионам — неприятие Европы, Америки и западной Украины. В результате такой поляризация украинцы на протяжение своей истории довольно часто теряли свою элиту.
Для любых этносов характерно свойство самоорганизации и саморазвития. «С точки зрения этногенеза, независимость не является конечной целью развития. Это лишь подготовка к реализации возможностей, которые предоставлены этносу пассионарным толчком. Независимость имеет значение лишь тогда, когда ею удается воспользоваться» [3]. Объективно так сложились условия на Украине, что власть приемников Б.Хмельницкого оказалась не в состоянии выполнить историческую задачу развития этноса и потому потеряла свой статус, а после была упразнена. Сами же левобережные казаки со временем влились в русский этнос. А «поскольку Украина была лишь частью Российской империи, далекой от центра власти, усилия были сконцентрированы, в основном, на экономическом развитии < юга Украины>»[3]. «Для Украины это было Новое время, которое наступило будто бы неожиданно, однако закономерно, с началом экспансии. В движение пришли не просто люди, а жизненная энергия и общественное сознание. Общество превратилось из архаичного полувоенного в гражданское, с принципиально иным кругозором, задачами, возможностями, экономикой, культурой»[3].
Интеллигенция ,особенно киевская,со времени Т.Шевченко и позже, становясь все более националистической, «не замечала» процесса этногенеза украинцев,т.е. его внешнюю территориальную экспансию на юг Украины, внутреннего развития в новых этнических районах, а к концу ХIX в. уже и исчерпание возможностей развития, вошедших в противоречие с формой социально-политического устройства Российской империи.» Эту территорию она считала не Украиной, а Новороссией. «… украинская интеллигенция видела лишь уничтожение национальных традиций, упадок нравов, обычаев, языка.Потеряв почву под ногами она в поисках потерянного пошла назад в прошлое. И нашла его там, где оно было законсервированным с XY века, в Галичине.Вот так она восприняла <западноукраинский> тип мировоззрения, не совпадающий с мировоззрением украинского этноса.»[3].
Дважды, после развала Российской империи и СССР и образования Украины как государства, она «не заметила»,что Россия избавлялась от территорий, которые уже ничего ей не давали,а наоборот, превратились в обузу. Этого требовал перевод экономического развития страны в новое состояние, в состояние более тонкого и эффективного экономического доминирования, к экспансии нового типа путем завоевания сфер влияния, расширения рынков сбыта для продукции высокоразвитой промышленности. Но те же задачи стояли и перед Украиной, так как » к концу XIX века юг Украины превратился в наиболее динамично развивающийся район Российской империи и даже мира»[3]. И вместо того чтобы возглавлять эти процессы, украинская интеллигенция становилась их тормозом. В настоящее время требование к власти одно — обеспечить переход к развитию. Но «проблема в том, что в стране достаточное количество политических сил, которые, получая помощь от Запада, насаждают демократическую антисистему [2], которая по своему отрицательному влиянию на украинский этнос ничем не отличается от коммунистической»[3].
По Л.Н. Гумилёву[2], при столкновении двух часто противоположных культур ( в нашем случае западно-европейской и восточно-русской) в одной из них возможно возникновение химерного, короткоживущего образования – антисистемы. Согласно определению, антисистема — этническая целостность людей с негативным мироощущением, т.е.материальная и духовная основа которой противоположна мировоззрению и стереотипам поведения суперэтноса, в поле притяжения которого она существует. Основными признаками антисистемы являются: уничтожение объектов материальной культуры, деградация природы и общества, прекращение какого либо развития. Антисистема, как результат интерференции культур, возникает тогда, когда под воздействием противоположных по сущности культурных установок этноса-агрессора аннигилируются базовые установки культуры этноса, подвергшемуся агрессии. И поэтому из истории человечества узнаем, что «антисистемность» не обладает человеколюбием и, разрушая изнутри организм общества, оставляет после него одни пепелища.
Вот так расходились и расходятся дороги народа и его интеллигенции и тогда,и сейчас после развала СССР. Не о них ли говорится , что «для нашей истории очень характерно, что политики часто в угоду ярким и привлекательным моделям или собственным интересам старались отклонить вектор общественного развития в произвольном направлении, а иногда и в обратном направлении. На первых этапах иногда удавалось даже достичь некоторых положительных результатов. Однако когда через 50-70 лет необходимо было кому-то отвечать за содеянное, то конкретных политиков уже не было»[3]. Когда-то подобное произошло с украинской княжеской элитой во время владычества Речи Посполитой, потом с украинской казацкой элитой и с дворянством в России начиная с времен Петра 1,с разночинской элитой времен Костомарова-Грушевского, а теперь происходит с современной «многовекторной» элитой.
В таких условиях случайность непоправимого, т.е. «предчувствия гражданской войны», очень велика. Что и могло произойти во время победы оранжевой коалиции на президентских выборах в 2004 г. на территории западно- и восточно-украинского электората, когда многим показалось, что суперэтническая граница сдвинулась к Днепру. Но победа партии Тимошенко Ю.В. в Центре на парламентских выборах 2006 г. отрезвила западноукраинцев и успокоила «регионалов» настолько, что в настоящее время Запад и Восток готовы создать парламентскую коалицию на идеологической основе против Центра. Символически Восток и Запад уже раньше объединялись против Центра, если вспомнить президентские выборы в 1999 г. Тогда многие голосовали «ПРОТИВ» Л.Кучмы или П.Симоненко, но » ЗА» рыночную свободную экономику или левую идею. И в процентном отношении голосование было сходным с 2006 г. Видимо, политическое и идеологическое самоопределение Украины более идеологически опасно для Запада и Востока Украины, чем их геополитические трения. Для тех и других опасной может быть только интеграция Украины и красных регионов России. И это возможно, если пропростестантская Россия не справится с ролью лидера на постсоветском пространстве на этапе выхода из надлома в инерционную ( цивилизационную) фазу этногенеза.

Со времени гражданской войны на Украине и России произошли значительные перемены, вызванные процессами этногенеза. Украина с приобретением новых территорий: Западной Украины, Буковины, Закарпатья,Крыма оказалась в зонах контактов на суперэтническом уровне-с мусульманским и западноевропейским мирами. «Удерживая Западную Украину насильно в составе СССР, коммунисты лишь ухудшали этнологическую ситуацию и усиливали поляризацию «украинцев»…» [1]. Устанение Горбачевым в 90-х в СССР жесткой системы власти при слабом центре облегчило западноукраинцам на Украине доступ к власти не только политической, но и религиозной. В первом случае, это способствовало распаду СССР и образованию Украины как государства, а во втором, — церковному расколу православной церкви. А вот с представительством во власти восточники по сравнению с западниками опоздали во времени и только теперь пытаются взять упущенное.
И если отношения этносов Украины к западноевропейскому осталось почти такое же, то отношение с Россией после 90-х годов резко изменилось, да так, что Украина почти вынуждена была пойти на отделение. И причина в том, что к власти в России в 90-годах пришли выходцы из белых регионов, избравших политиков проевропейской и проамериканской ориентации, апологетов либеральной открытой экономики , которые устранили с политической арены России представителей Южноруссии, приверженцев левой идеи. Все это вместе: смена правящего этноса и вместе с ним смена экономических и политических предпочтений в России и спровоцировало этнический раскол между Украиной и Россией. И потому теперь даже у старшего поколения украинцев на Украине со временем стало наблюдаться устойчивое негативное отношение ко всему российскому[1].
Украина, в основном осталась благосклонна к тем же этносам постсоветской России и СНГ, которые являлись противниками Белой России в гражданской войне и с которыми у руководства теперешней России натянутые отношения. Даже западные и центральные националисты скрипя зубами вынуждены считаться с тем фактом, что многие русские (фактически южноруссы) и не собираются покидать Украину.
Но , как и раньше, украинцы и Южноруссия предпочитают левую идею. Так было во время гражданской войны, когда Украина в основном была “красной”, так и наблюдается сейчас . В настоящее время компартия, как антисистемная организация, потеряла монополию на левую идею . Падение ее влияния происходит в основном из-за нежелания отказаться от своего догмата в национальном вопросе- отрицания национальной принадлежности как пережитка прошлого. В результате получается следующее: во-первых, популярностью левая идея не пользуется у белых регионов, во-вторых, у электората из красных регионов отрицательная комплиментарность с руководством компартии, которое из белых регионов , и, в-третьих, отталкивает от нее комчванство, бесхребетность, догматизм и отрицательная историческая практика.
Известно, что компартия за союз с Россией. Но Россия-то стала другой!. Если и с кем возможен в будущем какой-то союз, то с Белоруссией, население которой комплиментарно с южноруссами. И по этой причине у Лукашенко натянутые отношения и с Москвой, и с местной компартией. Да и невозможно не заметить, что «…на вершине российской власти укрепились представители тех этнических группировок, стереотип которых близок к Протестанской Европе…»[1], что не способствует сближению России и Украины, России и Белоруссии. С руководством Россией, с руководством Московского патриархата у КПУ положительная комплиментарность- они из белых регионов. Но у украинцев отрицательная комплиментарность как с теми так и с другими. Да и “белякам” красная идея чужая. Получается, что у компартии нет своего этнического электорального поля и потому она неизбежно превращается в маргинальную организацию. Вообще, коммунисты своей непродуманной национальной политикой больше вредят украинцам и южноруссам, чем приносят пользы.
То же самое происходит с Партией прогрессивного социализма Витренко. Она делает ту же этническую ошибку, что и КПУ, пытаясь по-своему извратить привязанность украинцев к левой идее. Но даже смена этнического поля- на донецкие степи не спасает ее от маргинализации .
Еще одной интересной антисистемной организацией является “Братство” Д.Корчинского, сторонника великодержавной украинской идеи создания Украинской империи на территории восточной Европы. Рассчитанная на западноэлекторальное поле с предпочтением правой идеи, она свою деятельность проводит в Центре и на Востоке. Она также против политического и идеологического самоопределения украинцев, которые вместе с южноруссами и могли бы создать эту империю. Кроме упомянутых во время выборов «засветились» и другие антисистемные организации, «застолбившие» ту или иную деструктивную политическую или идеологическую нишу в борьбе с политическим и идеологическим самоопределением Центра Украины. Об их этнической поляризации тоже бы стоило написать отдельную заметку.
Идейные предпочтения красных регионов выразила только Тимошенко Ю.В! Только ее вариант левой идеи в условиях дикого капитализма в экономике оказался украинцами востребован. Сама она родом из Днепропетровска, который не так далеко от столицы “красного” атамана Нестора Махно. Известно, что перелом в гражданской войне произошел благодаря дрейфу его армии по тылам белой армии Деникина, у которой, кстати, служило много потомков украинской казацкой старшины. Ибо к этому времени левобережные казаки стали частью русского этноса, чей стереотип поведения ближе к народам Протестантсткой Европы. Поэтому на Украине в 1918 г. не состоялся Гетманат Скоропадского, а прозападная Центральная Рада и Директория не пользовались поддержкой «красного» населения. Относительность же победы БЮТ , по-видимому, обусловлена процессами этнической поляризации “схидняков”, т.е. украинцев на Востоке и на Западе. Ведь даже ее область в отличие от Гуляй-Польского района оказалась в белом электоральном регионе.
Этнический фактор заметен даже в отношениях между политическими партиями. Холодные отношения между левыми организациями СПУ и КПУ с ППС обусловлены тем, что у СПУ- восточно-украинский как электорат, так и руководство. Последние же, КПУ и ППС, политически проигрывают потому, что играя не на своем этническом поле, вынуждены в силу этого проводить деструктивную политику, превращаясь в организации антисистемные. Руководство КПУ отчужденно относится только к БЮТ, СПУ и «Нашей Украине», а к «Партии Регионов» и экс-президенту Кучме относится термимо. Отношение ПР, КПУ и ППС к президенту Ющенко, почетному главе НУ,явно комплиментарно отрицательное. Объединяет ПР с НУ только идейная платформа-приверженность к открытой либеральной экономике без контроля со стороны государства.Это делает их идеологическими противниками БЮТ и СПУ.
У главных партий: НУ, БЮТ и ПР — идеи и электорат подобраны почти гармонично: сооотвественно, правая идея и западноукраинский регион, левая идея и восточно-центральный регион, правая идея и юго-восточный регион. Более шаткие этнические позиции у НУ, от которой может уйти восточно-украинский электорат, неодобряющий компрадорские замашки лидеров партии. А причина двойственности поведения лидеров НУ, по-видимому, в том, что в ней сильны позиции прокатолической ветви евреев . В [1] отмечается, что в России пропротестанская ветвь евреев составляет большинство еврейского населения, а прокатолическая не играет существенной роли. Не по этой ли причине, т.е. против «красной угрозы», готовы идеологически объединиться в парламентскую коалицию «Партия Регионов» с «Нашей Украиной» при молчаливом согласии КПУ?
БЮТ рассчитывает в будущем привлечь на свою сторону красный этнический электорат от «Партии Регионов» и от «Нашей Украины». И потому активно демонстрирует приверженность к современной левой идее, проверенной на Западе и Востоке, например, Рузвельтом, Ерхардом и т.д., и применимой для борьбы с режимом торгово-спекулятивного интереса, тормозящего экономическое развитие страны. Но на Востоке Украины уверены, что политически уклончивая и идеологически близкая позиция «Нашей Украины» обеспечит им доступ к властным рычагам страны. Да и Борис Немцов, русский экономист, политик с репутацией либерала и внештатный советник Президента Украины, им подсказывает, что «Тимошенко-премьер — это большая ошибка !» [5].
PS. Желание Запада в лице западноукраинцев и «любых друзей» президента в «Нашей Украине» доминировать в политической коалиции БЮТ+НУ+СПУ в ущерб геополитическим, идеологическим и экономическим интересам Центра , т.е. БЮТ и СПУ,привело к развалу коалиции. Зигзаги этногенеза могут происходить на наших глазах. Лидер СПУ ради места спикера в парламенте пошел на создание ситуативной коалиции «Партия Регионов» + СПУ+КПУ . Возможность в будущем создания бизнес-коалиции Запада и Востока в лице ПР+НУ против Центра получило больше шансов чем раньше.
Услышав это известие, женщина на улице Киева сказала:» Теперь Юле придется уйти в оппозицию.Пусть отдохнет. Но увидите, она еще станет президентом!». А мужчина добавил:» Пришло время убирать Ющенко с президентства!» Оказывается, что контакты этносов Украины на суперэтническом уровне могут быть и такими!
Литература

1. Евроазийский вестник // ЧИСТОВ В.Г. Российско-украинские отношения через призму теории этногенеза.
2. Л.Н.Гумилев.Древняя Русь и Великая Степь.М., 1989.
3. Газета ‘Киевский ТелеграфЪ’ , 6 — 12 февраля 2004 , №6 //  Николай ГНИДЕНКО. Сохранит ли Украина в будущем свой суверенитет?
4. Грани+б№32(205),5-11 октября 2005. // Александр КОЧЕТКОВ. Ю. Тимошенко: сердце ангела
5. Свобода, №24(294), 4-10 июля 2006 г.