Сызранский Ю. Ответы Шахматисту

Замечание об авторских правах. На представленный ниже текст распространяется действие Закона РФ N 5351-I «Об авторском праве и смежных правах» (с изменениями и дополнениями на текущий момент). Удаление размещённых на этой странице знаков охраны авторских прав либо замещение их иными при копировании данного текста и последующем его воспроизведении в электронных сетях является грубейшим нарушением статьи 9 упомянутого Федерального Закона. Использование данного текста в качестве содержательного контента при изготовлении разного рода печатной продукции (антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), подготовке документов, текстов речей и выступлений, использование в аудиовизуальных произведениях без указания источника его происхождения (то есть данного сайта) является грубейшим нарушением статьи 11 упомянутого Федерального Закона РФ. Напоминаем, что раздел V упомянутого Федерального Закона, а также действующее гражданское, административное и уголовное законодательство Российской Федерации предоставляют авторам широкие возможности как по преследованию плагиаторов, так и по защите своих имущественных интересов, в том числе позволяют добиваться, помимо наложения предусмотренного законом наказания, также получения с ответчиков компенсации, возмещения морального вреда и упущенной выгоды на протяжении 70 лет с момента возникновения их авторского права.

Добросовестное некоммерческое использование данного текста без согласия или уведомления автора предполагает наличие ссылки на источник его происхождения (данный сайт), для коммерческого использования в любой форме необходимо прямое и явно выраженное согласие автора.

© Сызранский Ю., 2005 г.

© «Теория антисистем. Источники и документы», 2005 г.


 

Юлиан Сызранский

Ответы Шахматисту

Вы пишете: «Смысл технологии «бархатных» революций в доведении политической ситуации до кризисной, когда «верхи не могут, а низы не хотят». Это «ноу хау» придумали русские революционеры ещё в 19 веке, Запад слизал его у нас и бумерангом возвращает назад.»
Совсем не так! Даже ровным счётом наоборот. Это с Запада (а именно из Британии, стремившейся к мировому господству, от Пальмерстона) к нам пришёл революционный запал. Планам мирового господства Британии могли противостоять только Россия Александра II и Соединенные Штаты Америки А.Линкольна. В 1863 году две русские флотилии были отправлены в американские порты для поддержки А. Линкольна в борьбе с Британией и Францией, поддерживавших южан в гражданской войне против северян. Англичане, в свою очередь, после поражения южан, постарались изолировать и взорвать Россию изнутри. Известно, что А. Герцен поддерживал контакты с бароном Дж. Ротшильдом. После окончания Крымской войны стал издавать «Полярную звезду» и «Колокол». Его явная мишень — император Александр II, союзник А. Линкольна. А. Герцен печатал панславистские проповеди М. Бакунина, которые призывают Россию стать во главе славянских народов. «Из океана крови и огня подымится Москва и станет путеводной звездой революции, освобождающей человечество», — пишет М. Бакунин
Н.Г. Чернышевский создаёт тайную революционную организацию «Земля и воля». Его соратники в Лондоне — А.И. Герцен и Н.П. Огарёв (журнал «Колокол»). К «Земле и воле» присоединилась русская военно-революционная организация в Польше под руководством А. А. Потебни. С организацией тесную связь поддерживал М.А. Бакунин.
Выдвигались требования закрепления за крестьянами всей бывшей в их пользовании земли, сокращения наполовину армии, освобождения народа от чиновничества и установления подлинного крестьянского самоуправления.
В 1862 г. в Петербурге появилось воззвание «Молодая Россия», которое написал П.Г. Заичневский, находившийся под влиянием идей Робеспьера, Мадзини, Бабёфа, итальянских карбонариев. Название его прокламации происходило от названия организации «Молодой Италии». Организация «Молодая Италия» основана в 1831 г. Считается, что Заичневский является основателем якобинского (бланкистского) направления в русском революционном движении. Движущими силами революции в России он считал революционную интеллигенцию и разложенную идеями армию.
В прокламации «Молодая Россия» Заичневский призывал к «кровавой и беспощадной» революции по типу движений Разина и Пугачёва, и выступал за безжалостное уничтожение царской фамилии и ее сторонников: «Мы издадим один крик: «В топоры!» — и тогда… тогда бей императорскую партию, не жалея, как не жалеет она нас теперь, бей на площадях, если эта подлая сволочь осмелится выйти на них, бей в домах, бей в тесных переулках городов, бей на широких улицах столиц, бей по деревням и сёлам! Помни, что тогда, кто будет не с нами, тот будет против, кто будет против, тот наш враг, а врагов следует истреблять всеми способами».
Незадолго до январского восстания 1863 г. в Польше центр «Земли и воли» в Петербурге, а ранее Герцен, Бакунин, Огарёв, Потебня за границей провели переговоры с представителями польского национально-освободительного движения, установив с ними дружественные и союзные отношения. Революционные элементы из среды русских военных в Польше выступили на стороне повстанцев. В течение этого года революционная ситуация в России исчерпала себя. Общего крестьянского восстания, на которое ориентировалась «Земля и воля», не произошло. Польское восстание было подавлено. Многие землевольцы были арестованы или вынуждены эмигрировать. К весне 1864 организация самораспустилась.
В 1869 г. Нечаев и Ткачёв написали «Программу революционных действий», где они призвали к организации «революционных ячеек», которые должны были действовать в соответствии с тем принципом, что революция есть высшая справедливость, оправдывающая применение любых средств. «Те, кто вступит в организацию, — писали они, — должны оставить свое имущество, профессию и семейные связи, ибо семья и работа может отвлечь членов организации от их деятельности».
В том же году в обращении «Несколько слов к нашим молодым братьям в России» Бакунин призывал революционную молодежь «идти в народ, проповедовать бунт, воодушевлять народ бороться не на жизнь, а на смерть против государства и привилегированных классов, следуя примеру Стеньки Разина».
Примерно в том же году был написан «Катехизис революционера», чье авторство достоверно не установлено. Вернувшись в Россию, Нечаев приступил к организации революционного общества под названием «Народная Расправа» в духе принципов, изложенных в «Катехизисе». Это было тайное, дисциплинированное общество, организованное в группы – «революционные пятерки» (как в первой организации «Земля и Воля» начала 1860-х годов, а также в тайных обществах Западной Европы) с безоговорочным повиновением каждого члена общества — вождю, который, в свою очередь, получал приказы из центрального комитета. Главной целью общества было произвести народный переворот 19 февраля 1870 года, в девятую годовщину освобождения крепостных, и на его официальной печати был изображен топор со словами «Комитет «Народной Расправы», 19 февраля 1870 года».
Нечаев использовал средства из т. н. «Бахметьевского фонда», переданного А. Герцену молодым русским дворянином, который в 1858 г. уехал на южные острова Тихого Океана — основывать утопическую коммуну.
Д.В. Каракозов 4 апреля 1866 г. в Петербурге стрелял в Александра II.
В 1869 г. в Петербурге был образован народнический кружок «чайковцев» (М.А. Натансон, Н.В. Чайковский и др.). В 1871 г., объединив вокруг себя кружки ряда университетских городов, он составил ядро т. н. «Большого общества пропаганды» (А.И. Желябов, С.М. Кравчинский, П.А. Кропоткин, Н.А. Морозов, С.Л. Перовская и др.). Члены организации распространяли революционные идеи среди учащейся молодежи, рабочих, крестьян, занимались издательской деятельностью.
В 1872 г. в Петербурге был создан кружок А.В. Долгушина, имевший тайную типографию. Здесь печатали и распространяли брошюры и прокламации для народа. Этот народнический кружок, придерживавшийся бакунинского направления, был вскоре раскрыт охранкой и разгромлен.
Весной 1874 г. около 40 губерний России оказались охваченными новым массовым движением революционной молодежи, получившей название «хождение в народ». Народники ходили по деревням, вели беседы с крестьянами, старались вызвать волнения и неповиновение властям. Однако скоро стало ясно, что поднять крестьянство таким образом не удастся. Летом 1874 г. правительство провело массовые аресты среди участников «хождения в народ»: было арестовано около тысячи человек. Длительное следствие закончилось политическим «Процессом 193-х», центральным событием которого стала известная речь И.Н. Мышкина, в которой он выразил веру в неизбежное народное восстание в стране.
В 1876 г. было создано новое тайное общество «Земля и воля», ставшее крупнейшей организацией народников 70-х годов (не путать с одноименной организацией 1860-х годов). Её члены ставили перед собой задачу объединения революционных кружков, действовавших в Центральной России, на Украине, в Белоруссии, Польше, Закавказье, Поволжье. Им удалось создать хорошо организованный петербургский центр (О.В. Аптекман, Д.А. Лизогуб, А.Д. Михайлов, В.А. Осинский, Г.В. Плеханов и др.). Издавался печатный листок. Важнейшим пунктом программы общества являлся «переход всей земли в руки сельского рабочего сословия», выдвигался ряд демократических требований, добиться которых можно было «только путем насильственного переворота».. Уделялось внимание работе в «центрах скопления промышленных рабочих, заводских и фабричных». Рабочие расценивались только как сила, способная поддержать выступление крестьян. Главные силы и средства «Земли и воли» были направлены на создание «поселений» в деревне (колонии в Самарской, Саратовской, Тамбовской и других губерниях), что не принесло заметного успеха. Не дала результатов и попытка развернуть в деревне «аграрный террор», поднять крестьян на вооруженные выступления.
Росло убеждение в необходимости террористических методов борьбы с правительством. В январе 1878 г. В.И. Засулич стреляла в петербургского градоначальника Ф.Ф. Трепова. Летом того же года С.М. Кравчинский убил шефа жандармов Н.В.Мезенцева. 2 апреля 1879 г. на Дворцовой площади А.К. Соловьев совершил неудавшееся покушение на Александра II.
В 1879 г. в рамках «Земли и воли» была организована группа «Свобода или смерть». В августе того же года «Земля и воля» раскололась на две организации: «Черный передел» (Г.В. Плеханов, П.Б. Аксельрод, П.Г. Дейч, Я.В. Стефанович и др.) и «Народную волю» (А.И. Желябов, С.Л. Перовская, Н.А. Морозов, Н.И. Кибальчич, А.Д.Михайлов и др.). По представлениям народовольцев российское правительство не имело опоры и легко могло быть дезорганизовано в результате серии террористических актов.
5 февраля 1880 г. С. Халтурин осуществил взрыв в Зимнем дворце с целью убийства царя. 1 марта следующего года Александр II был убит.
Не удалась попытка организовать покушение на Александра III. Руководители террористической организации «Земли и воли», связанным с этим покушением, А.И. Ульянов, П.И. Андреюшкин, В.Д. Генералов, В.С. Осипанов, П.Я. Шевырев были арестованы 1 марта 1887 г. и казнены в Шлиссельбурге в мае того же года. В народническом движении начинает преобладать либеральное направление, проводившее в легальных формах (печати, земских и др. органах) идеи компромисса с царизмом.
Потом реакция правительства усиливается. Начинается промышленный подъём, «русское экономическое чудо» конца XIX – начала ХХ веков. В общественном движении – это т.н. «пролетарский период»…

***

Конспект работы Д.Юрьева:

На Украине речь идёт о технологиях узурпации, захвата власти. Вопросы: 1) что подвергается узурпации, 2) какими способами, 3) основание легитимации.
В конце XX века единственным принципом легитимации власти признается поддержка народного большинства путём свободного голосования на выборах.
Ззначит, необходимо обеспечить захват контроля за общественным мнением.
Узурпацию трона в качестве смысла и цели насильственных революционных переворотов сменила узурпация власти. Узурпацию власти — узурпация свободного выбора. При этом оказывается, что обеспечить узурпацию свободы и последующее управление свободой можно столь же грубыми, насильственными и манипулятивными средствами, что и в случае дворцовых или военных переворотов. Оказывается, что военно-полицейскую диктатуру можно с успехом заменить диктатурой медиакратической.
Технологии узурпации выбора сводятся к тому, что с помощью ряда приемов воля определенной группы лиц сначала объявляется волей большинства населения, а потом большинство населения отождествляет эту волю со своей.
По существу, это — тоталитарно-сектантские технологии, политический хаббардизм, потому что сводятся они к исключению самой возможности реального выбора, к фальсификации реальности и превращению её в безальтернативную.
Два предварительных условия: 1) общественное недовольство при отсутствии нормальных каналов взаимодействия по линии «власть-общество», 2) инфраструктура «революции».
Известный политтехнолог — Ленин — описал эти условия своей известной формулой про революционную ситуацию: негативное самоощущение населения должно быть «усилено сверх обычного», то есть вызывать осознанный социальный дискомфорт; неспособность власти функционировать в прежнем режиме должна стать общепризнанной; должна существовать первичная организационная группировка, которая будет продюсировать процесс («передовая партия нового типа», например), а также более широкое сообщество, которое можно использовать в качестве «инкубатора революционных настроений» (как правило, «оппозиционная интеллигенция» и постоянно действующие информационно-коммуникационные каналы, по которым эти идеи можно эффективно ретранслировать наружу (кухни, мечети, подпольные листовки, западное радио сквозь глушилки, интернет).
Четыре технологических этапа: 1) провозглашается одномерная, простая формула истины «враги против наших». 2) выход из диалога через аннулирование врага; 3) энергичное и агрессивное продвижение брэнда «наших». Важную роль играет выявление внешних признаков принадлежности к «нашим» («оранжевые»). Главным рекламным слоганом этой кампании продвижения брэнда становится утверждение «Наши — хорошие!»; 4) внедрение информационного образа «неминуемой победы».
В течение некоторого времени происходит «первичный нагрев ситуации». Дальше начинается процесс: 1) Недовольство и обвинения синхронизируются. Все больше людей вовлекается в одномоментное, солидарное «знание как надо и не надо».
2) В обществе быстро устанавливается «интерпретационная диктатура», в действие вводится очередной новояз, на котором могут быть сформулированы только те мысли, которые соответствуют «истине». Враг становится объектом биологически чуждого вида — американским дьяволом, аристократом, буржуем, донецким бандитом — и его можно только «Геть!» Тем самым снимаются всякие — и моральные, и инстинктивные — ограничения на методы и масштаб внутривидовой борьбы. 3) Нарастает самоотождествление с «нашими». 4) Заранее провозглашенная победа обязательно натыкается на серьезное препятствие. Отсрочка заранее провозглашенной победы, чем бы она ни была вызвана (согласительной процедурой, попыткой компромисса со стороны власти, наконец, победой кандидата «партии власти» на выборах — не говоря уже о таком подарке, как сомнительная победа этого кандидата) — объявляется последним чудовищным преступлением врагов народа, кражей этой самой вожделенной победы.
5) Обыватели, «виновные» в «краже победы», оказываются вынуждены выбирать — либо они «с нашими», то есть «с народом», либо с «врагами». И вот то самое «послушное», пассивное большинство вдруг распадается на миллионы одиночек, стыдящихся самих себя, чувствующих себя изгоями, ничтожными и слабыми, у которых есть единственный способ спастись от позора и обструкции — примкнуть к «народу».
«Оранжевые» политтехнологии привносят в практику тоталитарных революций одно, но очень существенное новообразование. В принципе, для любого массового движения роль «зародыша кристаллизации», первичной инициативной группы очень велика. Эта группа в прежние времена возникала «в толще масс», под воздействием общественных настроений, и побеждала на своего рода предреволюционном тендере.
«Оранжевые политтехнологии» начинаются тогда, когда хвост, виляющий своей собакой, в свою очередь сжимает чья-то мускулистая рука. В зародыше кристаллизации «оранжевой революции» всегда находится, назовем ее так, «оранжевая политтехнологическая группировка» (ОПГ), мотивируемая, организуемая и финансируемая из внешнего центра.
Ни о какой особой конспирологии речи не идет: «внешние центры», хватающие за хвост собаку «недемократического государства», чтобы раскрутить ее над головой и шмякнуть «авторитарной властью» об стену, складываются ситуативно и естественным путем.
Своеобразие «оранжевых» политтехнологий не в том, что в результате их применения на улицы городов выходят возбужденные и воодушевленные толпы, а в причинах возбуждения и воодушевления. Религиозный восторг респектабельного христианина или буддиста похож на религиозный экстаз члена секты «Аум Синрикё» или сайентолога так же, как наркотическая эйфория — на радость счастливого человека. Разница — в главном: в одном случае речь идет о сильных и естественно возникших эмоциях, в другом — о грязных и преступных манипуляциях, направленных на получение конкретной бизнес-выгоды транснациональной корпорацией хаббардистов или международной наркомафией.
Следует прислушаться к предупреждению Юлии Тимошенко: «Оранжевая революция станет эпидемией свободы по всему миру». Станет — эпидемией страшной, остро заразной, глубоко болезнетворной.
Утратив способность к альтернативному мышлению, они впадают в историческое детство и уже по своей инициативе превращаются в полуколонии. Тем самым формируется новая мировая колониальная империя, управляемая медиакратическими методами и расширяемая за счет «оранжевых революций».
Что касается России, то здесь зачатки «оранжевой инфраструктуры» уже существуют.
Во-первых, заблокированы каналы нормального взаимодействия власти и общества. Так называемый контроль за СМИ не решает никаких политических задач вообще — заблокировать интернет невозможно, а именно там сейчас варится первичный бульон будущей «формулы истины» наших оранжевых.
А главное — власть практически отказалась от осмысленных связей с общественностью Единственным ее представителем, который иногда обращается к народу напрямую и по важным поводам, остался Владимир Путин. В остальном «оранжевым» предоставлена полная свобода в деле сшивания информационного образа власти в виде гомункулюса с харизмой Фрадкова, интеллектом Грызлова, демократичностью Суркова, красотой Миронова и неподкупностью Устинова — при том что власть, установив контроль за федеральными телеканалами, расслабилась и утратила способность «держать удар» в серьезной информационной борьбе.
Есть несколько претендентов на роль «ОПГ» — это и «Комитет-2008», и «Яблоко», и «Открытая Россия» (кстати, оранжевый цвет в качестве брэндового разработали года три назад именно дизайнеры «Открытой России»). Есть «первичный бульон» массового недовольства. Формула истины все более конкретизируется в виде примитивной, но очень последовательной путинофобии. А конкретный повод для старта оранжевой лавины найдется всегда — например, на ближайших парламентских выборах.
Немного успокаивает одно: пока что у России продолжает действовать иммунитет на оранжевую эпидемию. Пройдя через эйфорию демократической революции 1991 г., ожесточение коммунистического путча 1993 г. и череду не вызывающих доверия президентских, парламентских и губернаторских выборов, народ России сумел перейти в «постдемократическую» фазу, исчерпав иллюзии, которые позволяют превращать «демократию и свободу» в фетиш.
Но это не значит, что «оранжевая угроза» свободе, демократии, правам человека и исторической судьбе России может быть сочтена менее серьезной.
От себя. Сравните приведённые краткие исторические сведения об общественном движении в России в последней трети XIX века с выжимкой из работы Д. Юрьева. Вы увидите, например, появление телевидения, увеличение возможности манипуляции сознания.

***

Вы пишете, что «революции в Англии, а затем и во Франции начинались стихийно, никто сознательно их не готовил». На этот счёт есть разные точки зрения.
Известно, что в XVI веке в Европе были межконфессиональные кровопролития. Религиозное размежевание тормозилось путём попыток примирения (пусть формального) разных течений внутри общей монотеистической религии. Обозначилось стремление к объединению. Примеры: Брестская уния, Нантский эдикт Генриха Бурбона, Виленский съезд католиков, протестантов и православных, закон о веротерпимости султана Ахмета I.
Вероятнее всего, передышка в новых государств была необходима для консолидации светской власти новых династий. В то же время объединённая церковь оставалась наднациональным образованием старого ордынского (!) типа, что объективно мешало новым властителям. Главной заботой церкви было сохранение её прежних привилегий: полное освобождение от налогов, монастырская десятина, право землевладения и распоряжения доходами и пр. Главный мотив новых властителей был совершенно иным: подчинение себе церковных институтов и распространение распорядительной власти на богатейшее церковное имущество.
В результате в XVII веке снова начались кровопролитные и изнурительные войны католиков с протестантами: «Тридцатилетняя война» 1618-1648 гг. По этой причине только в Германии погибло более трети населения. Произошла Английская революция, потом реставрация Стюартов 1642-1660 гг. Война суннитов с шиитами закончилась взятием султаном Мурадом IV Багдада в 1638 и размежеванием с Ираном. Война мусульман с католиками закончилась уходом турок из Вены в 1683 г.
Это была борьба за верховенство между двумя системами власти, возникшими на осколках Единой империи – светской и религиозной. В итоге везде победила светская власть, и образовались, по сути, самостоятельные национальные церкви.
В Тридцатилетней войне принимали прямое или косвенное участие все страны Европы. Здесь столкнулись и получили полное либо частичное разрешение противоречия перехода от средневековья к Новому времени. В ту пору формировались централизованные территориальные государства, возникали абсолютные монархии, начинались первые революции. Эта – фактически первая общеевропейская – война была разрешением долгого противостояния двух политических направлений – универсалистского и антиуниверсалистского.
О какой стихийности Английской революции 1640-1660 гг. в указанных условиях может идти речь?
Правда, говорят о т.н. «ревизионистской» интерпретации истории Английской революции, которая сложилась в 1960-1980-х гг. В рамках этого направления специалисты полагают, что предпосылки Английской революции не носили сколько-нибудь долговременного характера. Они не усматривают в политике первых королей из династии Стюартов тенденции к сознательному насаждению абсолютизма в Англии, хотя и отмечают их ошибки и недостатки. Причиной обострения политической ситуации в стране они считают стремление короны утвердить некое однообразие в управлении тремя частями государства: Англией, Шотландией и Ирландией, различия между которыми она в большой мере игнорировала.
Один из самых видных историков этого направления К. Рассел против «стихийности» Английской революции.
В основном, все согласны, что особой причины революции была религиозная. В результате Реформации государственной в Англии стала англиканская церковь, главой которой считался сам монарх.
Не забудем, что тюдоровские реформы привели к концентрации земли в руках «денежных людей» — сельских дворян-джентри и владельцев мануфактур. Огораживания общинных угодий с целью разведения овец и торговли шерстью и мясом давали им прибыль и в то же время лишали источника существования беднейших крестьян, которые пополняли ряды безработных. Известно, в частности, движение «истинных левеллеров», или «диггеров» (копателей), которые начали самовольно распахивать общественные пустоши в графстве Суррей, а позднее и в других местах. Они требовали имущественного и политического равенства, обобществления земли, всеобщего труда и уничтожения эксплуатации. Как это напоминает Россию 1902 года! Просто у русских больше терпения и земли.
Крестьяне с. Поповка Констаниноградского уезда Полтавской губернии ввиду нехватки земли попытались переселиться в Уфимскую губернию. Эта попытка окончилась неудачей. Вернувшись, они обратились к помещику с просьбой наделить их землей и продать им семена. Тот отказался. Оставшись без средств к существованию, возмущённые крестьяне с 9 марта по 3 апреля 1902 г. нападали на Карловскую экономию герцогов Мекленбург-Стрелицких. Разогнав сторожей, крестьяне вывозили из экономии картофель и сено, стали запахивать помещичью землю. Поступок карловских крестьян стал для жителей окрестных селений сигналом к началу тех же действий.
28 марта крестьянами разграблено имение помещика Роговского. Вывезено свыше 3 тыс. пудов пшеницы и 250 пудов овса. 29 марта крестьянами разграблено 15 помещичьих экономий. 31 марта Крестьянами разгромлено ещё 14 помещичьих экономий. Крестьяне Валковского уезда Харьковской губернии разграбили экономию помещика Глушкова. 1 апреля в Харьковской губернии восставшие крестьяне напали на 22 помещичьих экономии. Беспорядки охватили в общей сложности 165 сел и деревень с числом жителей 150 тыс. в двух губерниях.

***

Некоторые факты, которые могут свидетельствовать против «случайности» Французской революции:
1) Семилетняя война 1756-1763 гг. лишила Францию морской мощи, обезопасив т.о. Британию;
2) большую роль в дестабилизации обстановки сыграли финансовые кризисы 1782–1789 гг. Тогда ядро европейской финансовой системы составлял Ломбардский «синдикат» банкиров, куда входил Лионский орден мартинистов, базировавшийся во Франции. Именно этот орден стоял за якобинским террором и у истоков империи Наполеона Бонапарта. Непосредственно якобинский террор был делом рук Ост-Индской компании. При этом кровавое истребление французской научной элиты проводилось французскими руками, на французских гильотинах, но нити к ним всегда шли из Британии;
3) герцог Орлеанский Филипп (союзник Шелбурна) продвинул на пост министра финансов своего человека — Жака Неккера. Его дочь знаменитая мадам де Сталь позже содержала один из важнейших политических (шелбурновских) салонов в Париже;
4) Шелбурн создал клуб радикальных писателей в Бовуде. Кадры для Бовуда готовились Бентамом, Этьеном Дюмоном из Женевы и англичанином Сэмюелом Ромилли. Речи писал Бентам, по дипломатической почте они переправлялись в Париж, где лидеры якобинского террора Марат, Дантон и Робеспьер произносили свои пламенные призывы. Копии платежных документов Ост-Индской компании, свидетельствующих о выплате денег якобинцам, до сих пор хранятся в запасниках Британского музея.
Поставив на колени Францию посредством якобинского террора, Бентам финансировал философов-радикалов. Боуринг, много лет работавший личным секретарем Бентама и руководивший изданием его собрания сочинений в одиннадцати томах, также служил агентом достопамятного Джузеппе Мадзини, и организовал вторую опиумную войну против Китая, используя свой пост посла в Кантоне. Младший из людей Бентама, Эркарт, как известно, опекал Карла Маркса.
Кстати, А. Герцен также содержал известный в Париже политический салон. Здесь выступали Прудон, К. Маркс, Гарибальди, Ф. Энгельс.
В начале XVIII века один из руководителей венецианской разведки Антонио Конти проводил операции в Италии, Франции, Англии, Пруссии. Он получил известность среди учёных как основатель салона Конти. Салон Конти, продолжавший свою деятельность после его смерти в 1749 году, координировал работу таких фигур, как аббат Гвидо Гранди в Пизе, Монтескье, Вольтер, Джованни Казанова, физиократов и Калиостро во Франции, Франческо Альгаротти, Мопертюи, Эйлера, Джиамариа Ортес. Эта сеть салона Конти была построена вокруг общеевропейского плана, направленного на подрыв влияния Готфрида Лейбница. Она строила антилейбницевское «Просвещение» вокруг эмпирических методов Паоло Сарпи. Это окружение использовало таких личностей, как Галилей, Рене Декарт, Исаак Ньютон, Дэвид Юм, Франсуа Кёнэ, Адам Смит, французские энциклопедисты, Иеремия Бентам, Иммануил Кант, Г.В.Ф.Гегель, Карл Савиньи, Лаплас и позитивистские движения XIX века во Франции, Швейцарии и Австрии . В Британии влияние Джиамариа Ортеса, в частности, дало нам экономическое учение Смита, социальную теорию Бентама, теорию народонаселения Мальтуса и т.п.
Венецианские влиятельные лица от Сарпи и до Ортеса в 1790 г. сумели добиться, чтобы каждый ведущий институт Британии в области политики, философии, науки, искусства и социальной теории был политизирован в соответствии с их венецианскими проектами.
Они буквально насаждали свои аксиоматические утверждения с целью недопущения возможного влияния «сократовского» разума. Подчеркнём, что эмпиризм был привезен в Англию венецианцами из салонов Паоло Сарпи и Антонио Конти.