Комнин А. Апология половцев

Замечание об авторских правах. На представленный ниже текст распространяется действие Закона РФ N 5351-I «Об авторском праве и смежных правах» (с изменениями и дополнениями на текущий момент). Удаление размещённых на этой странице знаков охраны авторских прав либо замещение их иными при копировании данного текста и последующем его воспроизведении в электронных сетях является грубейшим нарушением статьи 9 упомянутого Федерального Закона. Использование данного текста в качестве содержательного контента при изготовлении разного рода печатной продукции (антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), подготовке документов, текстов речей и выступлений, использование в аудиовизуальных произведениях без указания источника его происхождения (то есть данного сайта) является грубейшим нарушением статьи 11 упомянутого Федерального Закона РФ. Напоминаем, что раздел V упомянутого Федерального Закона, а также действующее гражданское, административное и уголовное законодательство Российской Федерации предоставляют авторам широкие возможности как по преследованию плагиаторов, так и по защите своих имущественных интересов, в том числе позволяют добиваться, помимо наложения предусмотренного законом наказания, также получения с ответчиков компенсации, возмещения морального вреда и упущенной выгоды на протяжении 70 лет с момента возникновения их авторского права.

Добросовестное некоммерческое использование данного текста без согласия или уведомления автора предполагает наличие ссылки на источник его происхождения (данный сайт), для коммерческого использования в любой форме необходимо прямое и явно выраженное согласие автора.

© Комнин А., 2008 г.

© «Теория антисистем. Источники и документы», 2008 г.


Антон Комнин

Апология половцев

Не судите, да не судимы будете.
(Мф. 7:1)

 Льва Николаевича Гумилева и оппоненты, и последователи часто называли и называют «поэтом истории». Последователи (к которым относится и ваш покорный слуга) подчеркивают его заслуги в популяризации истории. Оппоненты ругают его за неакадемический язык и творчество. Их пафос примерно следующий «Ему стихи надо было писать при его-то генах. Или исторические романы, где и художественный вымысел оправдан». Лично я не вижу ничего плохого в гипотезах, но, к сожалению, у Льва Николаевича часто сложно понять, где факты гипотетические, а где достоверные. И вообще, ему были не чужды творческие преувеличения.

Но мне кажется, что при рассмотрении, по крайней мере, одного вопроса Лев Николаевич и его оппоненты меняются местами. Я говорю о вопросе русско-половецких отношениях. В то время, как Гумилев призывает к объективности, к политкорректности («неполноценных этносов нет»), некоторые из его оппонентов, по сути, занимаются творчеством, сочиняя сказки о «белых и пушистых русских» и «черных и колючих половцах».

Гумилев своих читателей призывал: «Даже если вы в чем-то подобны Каину, это не значит, что вы должны ненавидеть людей подобных Авелю».

В данной работе я ограничиваюсь изложение тезисов. Заданный объем не дает мне возможности обосновать каждый тезис достаточно подробно.

Надо помнить, что степняки тоже люди. Не лучше и не хуже других.

Половцев обвиняют в постоянных набегах. Но дело в том, что с русских территорий тоже совершались набеги на территорию половцев. И вообще взаимные набеги или «малая война», тогда были обычным делом. Тогда они происходили не только между соседними государствами, но и даже между соседними феодалами.

И конфликты у русских были не только с половцами, но буквально по всем фронтам. Здесь хочу вспомнить момент, который не относится прямо к нашей теме. Это похвала Иакова Мниха Владимиру Святому: «Радимичей победил, и дань на них положил. Вятичей победил и дань на них положил. И ятвягов всех. И серебряных болгар победил. И на хазар ходил, победил и дань на них положил. Помыслил же и на греческий град Корсунь…»[2, стр. 113]. К этому списку можно еще добавить хорватов и поляков.  В общем, князь вел активный образ жизни.

Почему я это упомянул? Потому что потомки Владимира делали примерно то же самое. Конфликтовали на всех направлениях.

Справедливости ради стоит сказать, первыми начали все-таки половцы. В 1068 году они пришли на Русь и одержали победу над братьями Ярославичами[3, стр. 182]. Тогда один из братьев Святослав убежал в свой город Чернигов, собрал дружину и в одиночку так разгромил половцев, что они более 20 лет (1068-1092) крупные вторжения совершали, только если их попросит кто-то из князей.

Но, что интересно, даже в этом вторжении Соловьев С.М. (которого в единомыслии с Гумилевым заподозрить трудно) увидел месть (то есть ответный удар) Степи. «Степь выслала мстителей за торков» [4, стр. 343]. На этих торков стоит обратить внимание. Хотя бы потому что их, как правило, вниманием не балуют.

А не балуют  их вниманием, потому что они не совершенно не укладываются в традиционную концепцию взаимоотношений Руси и степи. Известно, что на них совершили агрессивный поход Ярославичи [4, стр. 343]. До этого похода торки «не успели» совершить ничего предосудительного (по крайней мере, данных в летописях нет). Степняки оказались жертвой русской агрессии. И это очень не любят упоминать.

После этого похода они упоминаются как подданные русских князей. Их покорили и поселили на южных границах.

Между прочим, подавляющее большинство походов половцев совершалось в регионы, где поселились торки. Потому что торки были их кровными врагами. Почти наверняка торки тоже совершали набеги на половцев. Просто эти набеги были не интересны летописцам.

Русские, воюя по всем фронтам, нередко выступали в роли агрессоров. И если внимательно читать «Слово о полку Игореве», то там тоже можно увидеть пропаганду агрессии.

И воевали со степными своими соседями русские с целью покорения. Давайте вспомним этих соседей. Хазары стали данниками (то есть подданными) Руси, торки стали охранять южные границы. Печенегов тоже можно увидеть среди так называемых «своих поганых» (в компании с торками). И половцев, похоже, ждала та же участь.

Когда мы читаем исторические источники, мы не должны забывать о субъективности авторов этих источников. Все помнят, что половецкий хан Боняк разграбил Киево-Печерский монастырь [3, стр. 234-235]. Это была его большая ошибка. Ну не знал он, что именно в этом монастыре находился монах Нестор, который напишет труд («Повесть временных лет»), по которому потом люди будут судить об этом времени. В том числе и о половцах. Конечно же, Нестор «отблагодарил» Боняка за разграбление монастыря.

В наше время, когда на кого-то злятся часто «высказывают свое мнение» о его родственниках (особенно часто о его матери). Нестор же описав разграбление монастыря, затем высказался обо всем народе Боняка, то есть о половцах, проведя целое (можно сказать «историческое») «исследование». В своем «исследовании» происхождения половцев он дошел  до времен Иисуса Навина (XIII в. до н.э.). За компанию досталось и торкам с печенегами[3, стр.235].

В общем, не стоит забывать, что Нестор предвзято относился к половцам (хотя и по уважительной причине).

При этом Нестор пренебрежительно высказывался не только о половцах, но и о язычниках вообще. От него досталось и многим восточнославянским племенам (древлянам, вятичам, радимичам и др.) [3, стр. 52-53]. Их тоже назовем «врагами Руси»? Ну положено христианским авторам критиковать язычников.

Кроме того, Нестор часто неуважительно говорит и о православных греках, называя их лживыми.

При этом можно заметить, что по фактам «Повести временных лет» русские правители оказываются самыми агрессивными, лживыми и жестокими. В ПВЛ чаще других упоминаются именно такие факты (я думаю, каждый может сам вспомнить какие-нибудь примеры). Особенно жестокостью и подлостью прославились родители Святослава – Игорь и Ольга.

То ли Нестору было больше известно таких фактов, то ли он был не чужд  христианского смирения и призывал к этому же своих читателей, показывая грехи правителей своей страны.

Между прочим, война, в результате которой был разграблен Киево-Печерский монастырь, началась после очередной подлости русских. А именно после того, когда по приказу Владимира Мономаха были подло убиты пришедшие к нему в гости половецкие ханы [3, стр. 230-231].

В летописи говорится о том, что Мономах колебался, и не хотел брать грех на душу. Но дружина его убедила, сказав: «половцы такие сволочи, что нет в том греха, чтобы убивать их даже в гостях» (цитата не точна) [3, стр. 230-231]. Этот спор показывает, что не все на Руси считали такой поступок достойным. И Мономах в своем «Поучении» красноречиво о нем умалчивает (точнее опускает «ненужные» подробности) [3, стр. 247].

Этот поступок становится еще более некрасивым если учесть то, что совсем недавно половцы свое слово сдержали. Мономах был осажден в Чернигове и договорился со своим противником Олегом Святославичем и его союзниками половцами о свободном проходе из Чернигова в Переяславль. Олег и половцы дали слово, что не тронут его. Когда Мономах уходил в Переяславль, его противники слово сдержали [3, стр. 246-247].

Я раньше думал, что летопись пытается выгородить Мономаха, которому симпатизирует. Но со временем понял, что его позиция вполне правдоподобна. Дело в том, что до этого он привык сотрудничать с половцами. Они ему помогали в борьбе с Полоцким княжеством. Это борьба была очень напряженной. То Всеслав Полоцкий приедет и «пожжет Смоленск», то Мономах приедет в Минск и «не оставит там ни скотины ни челядина» [3, стр. 245].

Нестор осуждает Олега Святославича за то, что он использовал половцев в борьбе с русскими противниками[3, стр. 230]. Но, судя по «Поучению», первым использовал половцев Мономах [3 стр. 244]. Двойные стандарты на лицо. Просто Мономах вместе с половцами воевал в интересах Киева, а Олег Святославич воевал против Киева. Как видим, само по себе сотрудничество с половцами не осуждалось.

Мономах сотрудничал с половцами, пока был Черниговским князем. В Черниговском княжестве такие сотрудничества стали традицией. Не исключено, что там были сильны симпатии к половцам.

Отец Владимира Мономаха Всеволод тоже по возможности стремился жить с половцами в мире. Во время его правления крупных русско-половецких конфликтов не было. При нем Василько Теребовольский вместе с половцами ходил на Польшу[3, стр. 221]. Крупная война с половцами началась, когда киевский князем стал Святополк, родственник (по матери) польских королей. Он, по замечанию Гумилева, стал главой партии западников и при нем Русь с половцами воевала постоянно. Судя по всему, в первую очередь эти войны были выгодны полякам, которых очень утомили русско-половецкие набеги. Что интересно, по приказу Святополка, был ослеплен Василько, которые набеги на Польшу как раз и устраивал. И ослепли его как раз, когда он готовил очередной такой набег[3 стр. 267]. Совпадение? Святополк еще собирался лишить Василька его княжества. В разразившейся войне Святополк пригласил на помощь венгров. Но Васильку и его брату Володарю не без помощи половцев (во главе с Боняком) удалось отстоять свою территорию.

Пока Мономах был в Чернигове он выступал с мирными инициативами, призывая к миру со степняками в то время, как Святополк призывал к войне [3, стр. 224]. Но когда Мономах оказался в Переяславльском княжестве, ему пришлось изменить политику. В этом княжестве значительную часть населения (и судя по всему дружины) составляли торки, кровники половцев. Там были сильны антиполовецкие настроения. А умный правитель должен считаться с мнением своих подданных. А Мономах был умным правителем.

Русские князья часто сотрудничали с половцами во время усобиц. Помните дату «основания» Москвы – 1147? В этот год в Москве встретились владимирский князь Юрий Владимирович Долгорукий и Черниговский князь Святослав Ольгович. Они оба когда-то женились на половецких княжнах [3, стр. 282]. И в Москве они договаривались, кроме всего прочего, о совместных с половцами действиях против своих соперников [4, стр. 234].

Собственно русско-половецких конфликтов было немного. Как правило, половцы с одними князьями воевали, а с другими сотрудничали. И одни и те же случаи можно рассматривать как примеры русско-половецких конфликтов или русско-половецкого сотрудничества.

Можно добавить, что противники половцев, как правило, сотрудничали с торками то есть тоже со степняками. Таким образом, речь идет не о войнах между Лесом и Степью, а войнах между коалициями, где и лесовиков и степняков можно увидеть с обеих сторон.

Русско-половецкие отношения были разными. Были войны, было и сотрудничество. Но ведь и между русскими княжествами отношения были разными. Как тогда говорили «Мир стоит до рати, а рать до мира».

Как уже сказано были и русско-половецкие династические союзы. Было и взаимное культурное влияние. Так ученые находят в русских летописях примеры половецкого фольклора.

Половцев упрекают за работорговлю, проводя при этом параллель с крымскими татарами. Ну, во-первых, хочется сказать «Кто бы говорил». Русские тогда тоже были не чужды работорговли. А во-вторых, тут есть существенное отличие от крымских татар. У крымских татар «за спиной» (южнее) была Турецкая империя, которая была главным заказчиком рабов. А у половцев «за спиной» была… Византия. Византийцы тоже могли покупать рабов, но у них не положено было иметь рабов-единоверцев. А русские во времена половцев были единоверцами греков. Поэтому греки поощряли половецкие набеги только в случая обострения своих отношений с русскими.

Можно заметить, что русские князья, которые с половцами договаривались и ладили, как правило, занимали грекофильские позиции. Это и Всеволод Ярославич (отец Мономаха) и Олег Святославич (известный как Гориславич), и Юрий Владимирович Долгорукий. Все перечисленные князья были женаты на гречанках. Их же соперники занимали анти-половецкую и анти-греческую позицию.

Так противники Юрия Долгорукого даже не захотели принимать митрополита назначенного в Константинополе (как было тогда принято) и сами «выбрали» митрополита из русских – Климента Смолятича.

Так что русско-половецкие отношения нужно рассматривать вместе с русско-греческими, так как они были взаимосвязаны.

В том-то и дело что половцы оказались тесно связаны с православным миром. И очень скоро фактически стали его частью. Они участвовали в его конфликтах внутренних (русско-греческих, конфликтах между русскими княжествами) и внешних, то есть участвовали в борьбе с теми, кто угрожал православному миру.

Половцы помогли византийцам ликвидировать угрозу омусульманившихся печенегов. Они помогли грузинам в их борьбе с сельджуками. Они помогали русским владимирским князьям в борьбе с волжскими булгарами. Они помогли дунайским болгарам разгромить крестоносцев. Кроме того, они помогали Мстиславу Удалому и его зятю Даниилу Галицкому освобождать и защищать Галицко-Волынское княжество от венгров и поляков. И они вместе с русскими князьями сражались против татар (к сожалению неудачно).

А сотрудничество половцев с православными вело к тому, что половцы тоже становились православными. Тут можно вспомнить таких ханов как Юрий Кончакович и Даниил Кобякович. Как видим отчества у них языческие (половецкие) а имена православные (русские). Это очень символично. Шел процесс христианизации половцев. Так что стереотип «степняк значит нехристианин» неверен. Половцы его опровергают. Благодаря влиянию их православных соседей (среди которых были и русские) половцы постепенно приобщались к православной культуре. К сожалению, этот процесс прервало монголо-татарское нашествие.

 

Литература.

  1. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. М. 1992.
  2. Карташев А.В. Очерки по истории русской церкви. Том1. – М.: Терра, 1992.
  3. Повести Древней Руси. М.: Издательство БАЛУЕВ; 2002.
  4. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Кн. 1. Т. 1 и 2. 1988.