Колесниченко Н.А. Антиутопия Томаса Мора

Замечание об авторских правах. На представленный ниже текст распространяется действие Закона РФ N 5351-I «Об авторском праве и смежных правах» (с изменениями и дополнениями на текущий момент). Удаление размещённых на этой странице знаков охраны авторских прав либо замещение их иными при копировании данного текста и последующем его воспроизведении в электронных сетях является грубейшим нарушением статьи 9 упомянутого Федерального Закона. Использование данного текста в качестве содержательного контента при изготовлении разного рода печатной продукции (антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), подготовке документов, текстов речей и выступлений, использование в аудиовизуальных произведениях без указания источника его происхождения (то есть данного сайта) является грубейшим нарушением статьи 11 упомянутого Федерального Закона РФ. Напоминаем, что раздел V упомянутого Федерального Закона, а также действующее гражданское, административное и уголовное законодательство Российской Федерации предоставляют авторам широкие возможности как по преследованию плагиаторов, так и по защите своих имущественных интересов, в том числе позволяют добиваться, помимо наложения предусмотренного законом наказания, также получения с ответчиков компенсации, возмещения морального вреда и упущенной выгоды на протяжении 70 лет с момента возникновения их авторского права.

Добросовестное некоммерческое использование данного текста без согласия или уведомления автора предполагает наличие ссылки на источник его происхождения (данный сайт), для коммерческого использования в любой форме необходимо прямое и явно выраженное согласие автора.

© Колесниченко Н.А., 2009 г.

© «Теория антисистем. Источники и документы», 2009 г.


Православный Свято – Тихоновский гуманитарный университет

Исторический факультет

Кафедра истории Средних веков

 

 

 

 

Курсовая работа студента

II курса дневного отделения

Н. А. Колесниченко

 

 

 

Антиутопия Томаса Мора

 

Научный руководитель:
к. и. н. Е. Б. Мурзин

 

 

 

 

 

Москва 2009

«The land where the sun shines on both sides of the hedge»

West Country proverb.

Введение

На протяжении многих веков людей не составляет желание устроить свою жизнь на земле по возможности счастливее. Однако разные люди в разное время представляли счастье по-своему, и видели различные пути его достижения. Сделать счастливыми на этой земле всех не удавалось еще никому, и тем не мене навязчивая идея построения рая на земле не оставляет умы людей и до сих пор. Так рождались различные модели идеальных систем. Традиционно первой такой умозрительной моделью считают Платоновское «Государство». Были мыслители и после него, среди которых особенно выделяется Томас Мор. Интерес к его Утопии вызван, прежде всего тем, что, несмотря на сходство со многими вымышленными моделями, и в частности с Платоновской (по структуре)[1] она является принципиально новым явлением в политической мысли своего времени. Ее написание было обусловлено временем, поэтому целью данной работы является выявление причин, побудивших Томаса Мора к написанию подобной работы, которую смело можно назвать первой в своем жанре.

Задачи для достижения поставленной цели можно определить следующие: Во-первых, так как Утопия это не монолог Мора (далее просто автор), но его диалог с неким Гитлодеем, который собственно и рассказывает про страну Утопия, необходимо определить отношения между двумя мнениями двух различных героев произведения. Насколько они тождественны, или противоречивы друг другу, и которое из них ближе к позиции самого Мора. Во-вторых, необходимо рассмотреть Утопию, как страну, опираясь на те пункты, которые важны для рассказчика, и определить отношение Мора к особенностям этой страны. В-третьих, нельзя обойти вопрос о соотношении утопических идей с историческим контекстом, в котором возникло это произведение, а именно связь Утопии с положением в Англии в то время.

Характеристика источника.

«Золотая книжечка столь же полезная, как забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия» – полное название произведения Томаса Мора, опубликованного в 1518 году при содействии Эразма Роттердамского. Первоначально книга была написана на латыни, которой он владел в совершенстве, настолько, что его стиль письма очень нравился гуманистам того времени, в частности Эразму. На этом основании возникла так называемая теория «jeu d`esprit»[2]. И лишь в дальнейшем работа была переведена на английский. Сама «Утопия» состоит из двух частей предваренных письмом к Петру Эгидию. Все повествование передает диалог Мора (далее автора) и Гитлодея – гостя, побывавшего в Утопии. При этом стоит отметить, что в первой, вводной части реплик автора не на много меньше, чем Гитлодея, так происходит некоторое знакомство читателя с личностью Гитлодея. В первой части разговор практически не касается самой утопии, в то время как вторая часть является по-преимуществу монологом Гитлодея об Утопии с небольшими ремарками автора. Весь текст пронизан своеобразным юмором и аллегориями на различные латинские пословицы, афоризмы, поэтому зачастую некоторые фразы могут иметь не одно значение, или пониматься не дословно. Ошибка многих исследователей[3] заключалась в желании увидеть больше, чем хотел сказать автор. Примером тому служит перетолковывание географических особенностей острова Утопии так, что бы увидеть в нем Англию, или в названии города Амаурот – Лондон.[4] И тем не менее нельзя не говорить об источниках для Мора, но эти источники надо понимать не в буквальном смысле, как заимствование чего-либо конкретного, но как заимствование типичного. А именно Мор опирается на классиков – Платона, Тацита, использует представления о других странах, которые дал Веспуччи. О значении этих источников в сочинении Мора будет сказано ниже.

Принципиальный момент, о котором уже было упомянуто выше, состоит в том, что Утопия это диалог, где о самой стране на несуществующем острове рассказывает гость (Гитлодей), в то время как сам автор во многих вопросах занимает позицию оппонента. К сожалению, многие исследователи умышленно или нет, опускали этот факт, отождествляя Гитлодея напрямую с Мором.

Обзор Литературы.

Идея всеобщего счастья занимала не только писателей и мыслителей, но и исследователей. Однако живой интерес к Утопии, как к объекту исследования возникает лишь в двадцатом веке, в связи возникновением идеи о социализме. Этой идее нужен был исторический базис, который и был найден, в том числе и в творении Мора. Так как историография, так или иначе касающаяся заданной темы очень обширна, целесообразно будет разделить ее на некоторые группы, и привести наиболее характерные примеры.

В первую группу можно выделить работы, авторы которых видели в Утопии первый пример Утопического социализма. Первым среди них, конечно, стоит Каутский.[5] Можно выделить ряд основных тезисов, на которых строятся все дальнейшие выводы. Во-первых, автор отрицает какую-либо религиозную мотивацию в действиях Мора, считая, что руководствоваться можно только политическими соображениями.[6]Основой его концепции о социалистических идеях самого Мора является уверенность в том, что мнение Гитлодея тождественно мнению самого Мора[7]. Этот краеугольный камень в его построениях ничем не подкреплен, коме предположения, что Мор якобы боялся выступить открыто, поэтому вложил свои мысли в уста Гитлодея, а сам занял противоположную сторону. Абсурдность подобной мысли нельзя не заметить, зная кончину Мора, и его твердость в своих убеждениях. Как итог Каутский отмечает, что «Утопия Мора образует начало современного социализма»[8]

Яковенко в своем труде[9] продолжает традиции Марксизма. Важно отметить, что автор противопоставляет Утопию Мора и Государство Платона. Так как Платон лишь идеалист, не ставящий перед собой целью воплотить свою идею в жизни, в то время как Мор писал практически программу реформ для Англии. Это ясно из того, что «Утопия» построена на «экономических устоях»[10] По мнению автора, Утопия для Мора не сатира, но идеал государства. К сожалению, желание притянуть Утопию к идеальному социалистическому государству заставляет автора смело утверждать довольно абсурдные тезисы, например, что в Утопии рабов нет.[11] Это утверждение дается в выводах в конце книги, никак не подтверждается, но на его основании делается вывод об утопическом социализме в воззрениях Томаса Мора. И однако, несмотря на всю наивность некоторых заявлений подобного характера книги того времени проникнуты живой верой в светлые идеи социализма, в них научные тезисы лишь кристаллизуются, ищут формулировки, они не переполнены лишними клише, в то время как советская литература более позднего периода уже отяжелела под тяжестью «необходимых» фраз, которые закрывают собой новые и интересные мысли. Примером такого малоинтересного труда может послужить работа П. К. Бонташа[12]. Книга написана во времена, когда марксистская идеология пустила корни уже во второе поколение, поэтому работы этого времени уже лишены той романтики первооткрывателей духа револционно-утопических идей Маркса. Видно, что вся теория Маркса ушла в прошлое, и представляет собой лишь бессмысленный, но многочисленный подбор цитат к месту и не к месту. Слово «буржуазный» из характеристики превратилось в выражение негативного отношения к чему-либо, и т.д. Автор совершенно не задается вопросом о сравнении мнений Мора и Гитлодея, напрямую приписывая Мору все описание Утопии. Не останавливаясь на этом, автор заявляет, что Мор собирался проводить реформы в духе утопийцев в тогдашней Англии[13]. Новым в этой книге по сравнению с ранними трудами советской историографии является попытка опровергнуть мнение западных ученых. Однако вся полемика сводится только к тому, что «они» неправы. Какие-либо убедительные доводы отсутствуют, нет даже формулировки мнения оппонентов.

Нельзя сказать, что подобные взгляды характерны только для отечественной историографии, последователи марксистской идеологии были и на западе. Ярчайшим примером классической работы в этом стиле является книга A. L. Morton`a.[14] В своих суждениях автор уходит далеко от самой утопии, видит в Мор человека, который один из первых оценил пролетариат, как новый класс.[15] Morton так же отмечает, что Мор хотел реформировать Англию, и именно в этом его главное отличие от Платона. «…Мор написал свою утопию, как программу переустройства, остров этот — это Англия. Мор верил в то, что коммунизм можно построить. И именно в этом заключается отличие утопии от платоновского города, у Платона идеальное государство хорошо только для верхушки общества, сравнительно небольшой, в то время как Мор хотел счастья всем….»[16]

Выше были приведены лишь типичные примеры, которых отличает некоторые особенности, позволяющие выделить отдельную группу, а именно: а) желание увидеть все сквозь призму марксизма. б) Утверждение, что Мнение Мора и Гитлодея тождественны, следовательно для Мора Утопия – идеал. в) Противопоставление Мора Платону, как классику «утопической» ( = невозможной к воплощению) мысли. г) Уверенность в том, что Мор хотел реализовать утопию в Англии (в той или иной степени) посредством реформ.

Ко второй условной группе можно отнести «исследователей-идеалистов». В основе их исследования лежит изучение Утопии, как вполне самостоятельной (почти существующей) страны. Ярчайшим представителем среди них является труд А. Э. Штекли.[17] Такой подход нельзя назвать ненаучным, и он безусловно необходим, но в контексте эпохи и в соотношении с мнением самого Мора. К недостаткам данной работы стоит отнести ее оторванность от самого Мора и от исторического контекста, следствием этого являются выводы о социализме, и о том, что на основании данного источника невозможно ответить на ряд вопросов по социальному устройству Утопии. Штекли совершенно справедливо находит места, где автор Утопии (По мнению штекли это сам Мор) противоречит самому себе, однако в выводах остаются только вопросы, а мысль о том, что подробное описание всех мелочей социально-политического устройства Утопии не входило в задачи Мора, – не рассматривается.

Не мене «любопытной» с этой точки зрения является работа М. П. Алекссева.[18] Кроме того, что он пишет в духе марксизма, отрицает бездоказательно положения западных историографов, отождествляет Гитлодея и Мора[19], Алексеев на протяжении всей книги ищет тот остров, который стал прототипом для Мора. Все умозаключения автора основаны на том, что Мор пользовался так или иначе описанием путешествия Америго де Веспуччи, и имел некоторые представления, свойственные гуманистам. В итоге Алекссев приходит к выводам о том, что типологически сходные острова могли находиться в Адриатическом море, и имели славянское население.

Особенно стоит выделить работу А. В. Бускиной.[20] Путем сложных отчасти филосовских выкладок автор приходит к заключению об однотипности произведений Платона и Мора, однако выделяет некоторую тенденцию развития утопической мысли. Важно отметить, что автор рассматривает Платона и Мора в одной плоскости, детально изучая «Утопию» и «Государство» Выделяет схожую структуру. И в том и другом творении присутствует двухчастное деление – наш, плохой мир, тот, другой, идеальный. (У Мора соответственно Англия и Утопия)

Таим образом, для вышеизложенной группы можно выделить следующие особенности: а) Серьезное («идеалистическое») рассмотрение Утопии, как цельной, разработанной системы человеческих взаимоотношений. б) Уверенность в том, что Мор считал Утопию идеалом. в) Рассмотрение Утопии в отрыве от исторического контекста, как самостоятельную модель. (возможно имеющую аналоги в реальном мире)

В третью группу объединены все произведения, в которых осуществлена попытка посмотреть на Утопию критически, не отрывая Утопию от самого Мора. К сожалению, таких работ в отечественной историографии на данный момент практически нет. Однако из самых существенных стоит отметить работу Яны Златкис.[21]На основании научных выводов, сопоставления жизненных позиций Мора и основных положений государства «Утопия», автор приходит к мысли об их несовместимости, другими словами, Мор не мог считать Утопию идеалом. Можно утверждать, что Утопия по своим принципам намного ближе протестанскому укладу жизни, и именно поэтому была написана Мором, и не как идеал социального устройства, но как критика реформационного движения и тех идеалов, которые выдвигались протестантами.

Небезынтересна работа О. В. Дмитриевой[22]. В данной статье автор рассматривает автоэпитафию Мора, которая как источник вполне определенно вскрывает жизненные позиции Томаса Мора, не смотря на свою лаконичность. Из автоэпитафии вполне очевидна глубокая вера Мора, несовместимая с идеалами утопийцев.

Подобные мысли, высказывались и до этого «прорыва» в отечественной историографии. Одной из наиболее ранних работ на западе является труд Hollis`a[23]. Книга представляет подробное и критическое, подтвержденное источниками жизнеописание Мора, в том числе, отдельная глава посвящена и его Утопии. Автор, прежде всего, исходит из жизненных позиций Мора, проявляющихся в его действиях (особенно в последние годы жизни), и из того, что мнение Гитлодея не обязательно должно быть мнением Мора, хотя по каким-то вопросам они могут совпадать. Нельзя не обратить внимания, что автор рассматривает Утопию в контексте борьбы с протестантством[24], которая стала краеугольным камнем в позиции Мора и стоила потом ему жизни.

Таким образом, для третьей группы характерны следующие особенности:
а) Критический подход к Утопии. б) Комплексное рассмотрение источника, в контексте исторических событий и воззрений самого Мора. в) Различение мнений Мора и Гитлодея.

Подводя итог Историографическому Обзору необходимо отметить, что, несмотря на обилие работ посвященных Томасу Мору и его Утопии, на данный момент существует сравнительно небольшое количество адекватных работ, использующих научные методы изучения, исходящие из фактов, а не из идеологии. И большинство из этих работ принадлежат перу зарубежных исследователей. Это связано с тем, что Утопия — произведение очень соблазнительное для любой идеологии, так как ее можно толковать совершенно по разному. Данная работа не претендует на комплексное исследование Утопии, однако возможно заполнит некоторую лакуну в отечественной историографии.

Глава 1. Мор и Гитлодей

Отцом Томаса Мора был Джон Мор – лондонский судья. Во многом именно он определил жизненный путь Томаса. Отец прочил сыну большой политический успех, поэтому дал ему хорошее юридическое образование. (Оксфорд) Сам Мор долго колебался между гражданской службой и монашеской жизнью. В результате долг перед родиной одержал верх над желанием посвятить свою жизнь уединению и молитве. В 1504 году он избирается в парламент. Однако на протяжении всей его жизни вера его была очень сильна, а образ жизни был приближен к монашескому. С этого времени начинается его взлет по карьерной лестнице, особое положение получил он при дворе Генриха VIII. Так продолжалось до известной печальной истории со вторым браком короля. Мор отказался содействовать незаконному разводу, был против новообразовавшейся Англиканской церкви. В последствии Томас Мор отказался принять присягу, согласно которой новый брак короля с Анной Болейн признавался законным, за это он был казнен в 1535 году. За верность Католицизму Томас Мор был канонизирован в 1935 году.

Биография Томаса Мора говорит о его религиозных и политических убеждениях лучше любого источника, что немаловажно при подходе к изучению его творчества. Первоочередной задачей на пути к выяснению причин, побудивших Мора к написанию своей работы является формулировка мнения самого Мора по отношению к стране Утопия, к ее социальному, политическому строю и т. д. для этого необходимо обратить внимание на структуру работы. Прежде всего, как уже было сказано выше, Утопия это диалог трех лиц. (особенно первая часть) Прежде всего это рассказчик – Гитлодей, которого знакомит с Мором некий Петр Эгидий. Двое из вышеупомянутых персонажей – лица реально существовавшие. К сожалению, долгое время в отечественной науке этот простой факт опускался совершенно[25], однако хотелось бы проследить мнение трех этих героев, чтобы можно было говорить об их сходстве или различии. Главным вопросом все же остается, на чьей стороне был сам Мор? Дабы избежать обвинения в предвзятости необходимо отметить, что существует некоторая разница между Мором-персонажем и Мором-автором произведения. Поэтому на основании данного текста можно сформулировать мнение Мора-персонажа и Гитлодея, и лишь после этого попробовать соотнести одно из этих мнений с мнением самого Мора-автора.

С самого начала произведения становится очевидно, что Мор не согласен с Гитлодеем. Первым камнем преткновения служит немаловажный вопрос о долге перед Родиной. Гитлодей считает, что не может ничем помочь растлевшему обществу, погрязшему во всех пороках, и не собирается исправлять ничего, в то время как Мор возражает: «Друг Рафаил, ты, очевидно, не стремишься ни к богатству, ни к могуществу, и, разумеется, человека с таким образом мыслей я уважаю и почитаю не менее, чем каждого из тех, кто обладает наивысшим могуществом. Но, как мне кажется, ты поступишь с полным достоинством для себя и для своего столь возвышенного и истинно философского ума, если постараешься даже с известным личным ущербом отдать свой талант и усердие на служение обществу; а этого ты не как не сможешь осуществить с такой пользой, как если станешь советником какого-либо великого государя и, в чем я уверен, начнешь ему внушать ему надлежащие честные мысли».[26] Мысль о служении государству проходит красной нитью сквозь все рассуждение Мора, далее он пишет: «…исполнить ты это обязан прежде всего как человек честный. Ведь и твой Платон полагает, что государства будут благоденствовать только в том случае, если философы будут царями, или цари философами; но как далеко будет это благоденствие, если философы не соблаговолят даже уделять свои советы царям?»[27]

Вторым существенным противоречием, выраженным открыто, является вопрос о частной собственности. Как известно утопийцы не знали частной собственности, по словам Гитлодея. На это Мор лаконично замечает в конце произведения: «Когда Рафаил изложил все это, мне сейчас же пришло на ум немало обычаев и законов этого народа, заключающих в себе чрезвычайную нелепость. Таковы не только способ ведения войны, их церковные обряды и религии, а сверх того, и другие их устройства, а именно, общность их жизни и питания при полном отсутствии денежного обращения».[28] «Никогда нельзя жить богато там, где все общее…».[29] Таким образом, становится очевидно, что мнение Мора-персонажа и Гитлодея почти противоположны.

В этой связи необходимо отметить сходство позиций Гитлодея и людей принадлежащих к небогатым слоям населения: «…существует огромное число знати: она, подобно трутням, живет праздно трудами других…»[30] Мало того, в речах Гитлодея вполне можно увидеть протестансткие нотки: «Какую огромную м какую праздную толпу составляют представляют священники и так называемые чернецы.»[31]С этим Мор так же не соглашается, считая невозможным нормальное развитие без конкуренции.

Подводя итог можно сказать, что Утопия – диалог, где представлены не менее двух точек зрения на основные вопросы социального устройства страны. Мор-персонаж комментирует далеко не весь монолог Гитлодея, но очевидно, что он не согласен с основными принципами, на которых строится вся система взаимоотношений в Утопии. На основании этого нельзя утверждать, какую позицию занимает Мор-автор, для этого необходимо подробно разобрать устройство утопии.

Глава 2 Утопия для Мора

Рассматривая Утопию с точки зрения Мора необходимо учитывать, с одной стороны, его гуманистические взгляды, и с другой, его глубокую веру, во многом определявшую его действия. Поэтому, Утопию следует рассматривать по тем вопросам, ответы на которые Мор давал не только в Утопии. Одной из составляющих идей гуманизма является идея о свободе. Эту идею высказывает и Гитлодей, говоря, что все люди свободны, однако стоит внимательнее взглянуть на это. В-первых, чтобы выйти из своего города граждане «получают на это дозволение от своих сифогрантов и траниборов, если в них (гражданах – Н. К.) не встречается никакой надобности. Они отправляются одновременно с письмом от князя, свидетельствующим о позволении, данном на путешествие, и предписывающим день возвращения»[32] В противном случае «его возвращают как беглого, жестоко наказывают. Дерзнувший на это вторично обращается в рабство.»[33] Приводить всю систему наказаний нет необходимости, но уже вполне можно заключить, что благодаря жесткой системе наказаний контролируется местонахождение и часы работы человека. Свобода слова в Утопии так же сильно ограничена, за публичное проповедование своей религии человек попадает под суд, приговаривается к изгнанию[34]Таким образом, Утопия – не государство свободных, но «рай, куда загоняют насильно»[35]

Второй немаловажной составляющей идеологии утопийцев является вопрос религии. В Утопии признана полнейшая веротерпимость, мало того, можно смело утверждать, что большинство «религий» сводятся к простому деизму[36] «Наиболее благоразумная часть… верит в некое единое божество, неведомое, вечное, незримое, необъяснимое, превышающее понимание человеческого разума…»[37] Трудно представить себе, чтобы подобные воззрения на мир были близки к идеалам Мора, человека пострадавшего за Христианство. В этой связи необходимо отметить еще один аспект религий утопийцев, первое – избрание священства среди утопийцев католиков, второе – возможность женского священства. Что это как не протестантские позиции? Мог ли быть с ними согласен Мор? Скорее нет, и совсем не возможно предположить, чтобы подобный уклад жизни, основанный на деистическом восприятии мира, был идеалом для Мора. Нельзя точно утверждать, что в религиозных воззрениях утопийцев описана пародия на протестантство, для этого не достаточно сведений, однако некоторое сходство присутствует, поэтому возможно были правы исследователи, видевшие в Утопии очередное звено борьбы с протестантством[38] Отношение самого Мора к протестантству отлично демонстрирует его письмо к Эразму, по поводу своей автоэпитафии: » Что касается того, что в моей эпитафии я заявляю о себе как о докучном для еретиков, я сделал это совершенно намеренно. Ибо я настолько ненавижу все их племя, что нет никого, к кому бы я желал быть более враждебным, чем к ним, до тех пор пока они не раскаиваются в своих заблуждениях. Поскольку с каждым днем мой опыт в их отношении увеличивает мой страх перед тем огромным злом, которое они могут причинить миру.»

Немаловажной деталью любой системы человеческих взаимоотношений является Сословное деление. Город в Утопии делится на семьи, над каждыми тридцатью семьями стоит филарх, над каждыми 10 филархами – протофиларх. Князя избирает народ из четырех кандидатур, представленных от одной части города. Проповедуя свободу, утопийцы не проповедуют равенство, для их существования необходимы и рабы. Существует два способа пополнения этого слоя населения. Первый – провинившиеся граждане, второй – пленные, приговоренные к казни в других странах. Рабы нужны для того, чтобы выполнять грязную, или непристойную для граждан работу (забой скота). Таким образом, идеальное государство не может существовать без рабов.

Одним из определяющих факторов народа, или идеологии являются те моральные устои, которые приняты в этом обществе. Здесь особое место заслуживает вопрос о тяжелобольных. Выражаясь современным языком, утопийцы не только не против эвтаназии, но и поощряют ее, как своего рода подвиг. Совершенно очевидно, что мнение Мора, как католика не могло совпадать с воззрениями граждан Утопии. Из чего можно сделать вывод, что Утопия не может считаться идеальным государством с точки зрения верующего Мора.

На протяжении всей «Утопии» автор неоднократно дает аллюзии то на Платона, то на Геродота, или Тацита. Сама структура «Утопии» схожа со структурой Платоновского «Государства». Некоторые[39] считают, что тем самым Мор объединяет лучшее, что присутствуют у других авторов, обобщая предыдущий опыт построения идеального государства. Однако можно взглянуть на это и по-другому. Мор берет уже готовые идеи, которым до него старались придать статус идеальных, и строит на них свою Утопию. Однако, читая ее, становится вполне очевидным, что Утопия — тоталитарное государство, где действия верховного правителя ничем не регламентируются. В утопии нет суровых законов, в утопии жестокие традиции. Исполнительным аппаратом является сам народ, цель строгой дисциплины состоит в подавлении любого проявления индивидуализма, так как именно он будет зародышем гибели подобной государственной системы. Равенство в утопии это уравнение личностных стремлений человека, для манипулирования массами. (пусть даже и с благими намерениями).

Подводя итог, можно сказать, что основные положения, на которых создана Утопия, никак не могли быть близки Мору, и не могли быть его идеалами. Следовательно, утверждение о том, что Мор хотел своей работой показать пример идеального государства, и уж тем более воплотить его в Англии совершенно несостоятельно. Таким образом, Мор взял известные приемы построение идеальных государств, обобщил, и тем самым дал понять, что построение рая на земле невозможно. Эту мысль отлично выражает Мор в диалоге с Гитлодеем: «Играй возможно лучше ту пьесу, которая у тебя под рукою.»[40]

Глава 3. Критика Англии

«Утопия» произведение многоплановое, поэтому несправедливо утверждать, что целью автора было лишь высмеивание попыток построения рая на земле, или сатирическая полемика с протестантизмом. Второй целью написания Утопии является критика Англии того времени. Критика вполне здравая и рациональная. Эта составляющая «Утопии» лежит на поверхности, ее замечали многие исследователи[41] и современники Мора. Эразм Роттердамский писал: » «Утопию» он написал с целью показать, в чем следует искать причину дурного состояния государства, имея впрочем, в виду главным образом Англию, которую он хорошо исследовал и изучил.»[42] Примечательно, что об этом пишет и сам Мор в своей «Утопии» : «Рафаил перечислил немало таких (законов – Н. К.), откуда можно взять примеры для исправления заблуждений наших городов, народов, племен и царств.»[43]

Интересно, что в вопросах, касающихся критики Англии Мор активно поддерживает Гитлодея, не соглашаясь при этом с ним в опросах идеального государства – Утопии. Гитлодей критикует, прежде всего, пороки человечества, из-за которых и происходят несчастия. Это алчность, роскошь, азартные игры, пьянство[44] казнь за кражу.

Кроме вышеупомянутых двух целей написания Утопии в западной историографии существовала третья, так называемая » jeu d`esprit», согласно которой Мор писал свое произведение как шутку, что бы позабавить своих друзей-гуманистов красивой латынью, переполненной всевозможными аллюзиями, пословицами и т. д. Эта точка зрения на данный момент не находит последователей. Hollis писал о ней: «Невозможно поверить, что Мор писал без цели Это не в характере гуманистов.»[45]

Учитывая все вышесказанное, нельзя все же утверждать, что критика была единственной целью Мора, так как в процентном соотношении описания самой Утопии намного больше, чем критики существующего строя в Англии.

Заключение.

Подводя итог работе, нужно отметить, что в работе Мора обсуждается две основных темы. Первое – возможность построения рая на земле, его описание, второе – поиски причин дурного состояния Англии. «Утопия» это диалог двух противоположных точек зрения. Гитлодей рассказывает об идеальном государстве, которое придумал не он, и не Мор, а еще задолго до них Платон. Гитлодей добавляет туда немного протестантизма. В результате получается государство, с которым не может согласиться ни Мор, ни один здравомыслящий человек. Государство не свободное, тоталитарное, жестокое. Тем самым автор «Утопии» дает понять, что построение идеальной системы невозможно, да и не нужно. Нужно стремиться уменьшить количество зла там, где ты можешь это сделать. «Играй возможно лучше ту пьесу, которая у тебя под рукою». Этими соображениями пронизана вторая линия произведения – поиски причин «дурного состояния Англии». И в этом вопросе позиции Гитлодея и Мора близки. Основную причину они видят в пороках людей. (Алчность, гордость…) Однако выход они видят по-разному, Гитлодей выражает надежду на построение государства на земле, способного решить проблему несовершенства человеческой личности, Мор же старается своей жизнью защитить веру, которая единственная может привести людей к истине.


Источник

Томас Мор. Утопия. /Цитируется по изданию: Эразм Роттердамский. Воспитание Христианского Государя. М. 2001. С. 229 – 335./

Литература

  1. A. L. Morton. The English utopia. Lnd. 1952.
  2. Hollis. C. Sir Thomas More. L. 1934.
  3. Алексеев М. П. Славянские источники Утопии Томаса Мора. М. 1955.
  4. Альманах Личность.
  5. Бонташ. П. К. Томас Мор. М. 1983.
  6. Бускина Александра Валерьевна. Конструирование утопического образа реальности в контексте интеллектуальных «экспериментов» Платона и Томаса Мора. // Универсум Платоновской мысли. Платоновская и аристотелевская традиции в античности и в европейской философии. С. 125 – 131. СПб 2005
  7. Дмитриева О. В. Томас Мор: Невостребованная Эпитафия. // От средних веков к возрождению. СПб 2003. С. 132 – 154..
  8. Златкис Яна. Реформационное движение в европе и утопия Томаса Мора. // Зеркало истории. Вып. 2. 1995. С. 40-51.
  9. Каутский Карл. Томас Мор первый великий утопист. СПб 1906.
  10. Штекли А. Э. О политическом устройстве утопии// Средние века вып. 49. М. 1986.
  11. Яковенко В. И. Томас Мор. СПб. 1891. Срия ЖЗЛ

Примечания
[1] См подробнее: Бускина Александра Валерьевна. Конструирование утопического образа реальности в контексте интеллектуальных «экспериментов» Платона и Томаса Мора. // Универсум Платоновской мысли. Платоновская и аристотелевская традиции в античности и в европейской философии. С. 125 – 131. СПб 2005.

[2] Полемику с этой теорией см. подробнее: Hollis. C. Sir Thomas More. L. 1934. P. 73.

[3] См. например: Алексеев М. П. Славянские источник Томаса Мора.

[4] См. примечания к тексту Утопии.

[5] Каутский Карл. Томас Мор первый великий утопист. СПб 1906.

[6] Там же. С. 15.

[7] Там же. С. 19

[8] Там же. С. 41.

[9] Яковенко В И. Томас Мор. СПб 1891. серия ЖЗЛ.

[10] Там же. С. 7.

[11] Там же. С. 35.

[12] Бонташ. П. К. Томас Мор. М. 1983.

[13] Там же. С. 45.

[14] A. L. Morton. The English Utopia. Berlin. 1952.

[15] Там же. С. 36.

[16] Там же. С. 40-42.

[17] Штекли А. Э. О политическом устройстве утопии// Средние века вып. 49. М. 1986.

[18] Алексеев М. П. Славянские источники Утопии Томаса Мора. М. 1955.

[19] Там же. С. 21.

[20] Бускина А. В. Конструирование утопического образа реальности в контексте интеллектуальных «экспериментов» Платона и Томаса Мора. // Универсум Платоновской мысли. Платоновская и аристотелевская традиции в античности и в европейской философии. С. 125 – 131. СПб 2005

[21] Златкис Я. Реформационное движение в Европе и утопия Томаса Мора. // Зеркало Истории. Вып. 2. М. 1995. С. 40-51.

[22] Дмитриева О. В. Томас Мор: Невостребованная Эпитафия. // От средних веков к возрождению. СПб 2003. С. 132 – 154.

[23] Hollis. C. Sir Thomas More. L. 1934.

[24] Там же. С. 74-75.

[25] См. например: Каутский Карл. Томас Мор первый великий утопист. СПб 1906. С. 19

[26] Утопия. С. 240.

[27] Утопия. С. 255.

[28] Утопия. С. 335.

[29] Утопия. С. 266.

[30] Утопия. С. 243.

[31] Утопия. С. 278.

[32] Утопия. С. 285.

[33] Утопия. С. 286.

[34] Утопия. С. 322.

[35] Златкис Яна. Реформационное движение в Европе и утопия Томаса Мора. // Зеркало истории. Вып. 2. 1995. С. 45.

[36] Hollis. C. Sir Thomas More. L. 1934. P. 68.

[37] Утопия. С. 321.

[38] Златкис Яна. Реформационное движение в Европе и утопия Томаса Мора. // Зеркало истории. Вып. 2. 1995. С. 47.

[39] См. комментарии к Утопии.

[40] Утопия. С. 263.

[41] См. например: A. L. Morton. The English utopia. Lnd. 1952.

[42] Цитируется по: Яковенко В. И. Томас Мор. СПб. 1891. Срия ЖЗЛ С. 18.

[43] Утопия. С. 239.

[44] Утопия. С. 246-247.

[45] Hollis. C. Sir Thomas More. L. 1934. P. 73.