Ильин Ю. О начале «Зимней войны»

Представьте, что Д.Буш вместо того чтобы сразу атаковать Ирак пригласил для переговоров в Вашингтон Саддама Хусейна. Саддам в Вашингтон приехал, но серьезные переговоры вести не захотел. В процессе переговоров можно выяснить какая сторона заинтересована в переговорах, пытается найти компромисс, который устраивает обе стороны, а какая сторона пытается вести их формально. Одна сторона говорит «сделайте то-то и то-то, а мы вам за это кучу денег дадим». Другая сторона говорит, что им надо посовещаться и через пару дней заявляет, что это вариант им не подходит. Даже не выяснив, что подразумевается под «кучей денег» (это для примера). Даже не пытаясь торговаться. В таком случае вторая сторона ведет переговоры формально.

Представьте, что Саддам на все предложения американцев посылал их на три угловатые русские буквы даже не пытаясь найти взаимоприемлемый компромисс. А потом возьми и скажи: «у нас есть более важные дела, чем обсуждать с вами вопросы войны и мира». Где бы после этого был Саддам Хусейн? А ведь именно так слово в слово заявила финская делегация Сталину.

Hе мира искала Финляндия, а пыталась расшатать ситуацию и спровоцировать войну, надеясь, что против СССР будет воевать не только она, но и более мощные в военном отношении государства. Финляндия еще в августе 1918 г. на государственном  уровне сформулировала территориальные претензии к СССР (присоединение Карелии и Кольского полуострова «по трем перешейкам») и стремилась спровоцировать конфликт с привлечением третьих сил. Правда в Москве об этом прекрасно знали. Если утром в финском Генеральном штабе шло совещание, то к вечеру стенограмма совещания, переведенная на русский язык и отпечатанная на машинке уже лежала на Лубянке. Особенно советскому руководству не понравились совместные планы Финляндии и Эстонии перегородить Финский залив стальной сетью, заперев тем самым КБФ.