Виноградов П. Пожиратели смерти

Павел Виноградов

Пожиратели смерти

//Газета «Невское время» от 25.09.2004 г.

«Попробуйте постичь красоту не только жизни, но и смерти. Тогда мир и гармония будут вами достигнуты. Взрыв ядерной бомбы над Хиросимой был так похож на прекрасный цветок. Язвы чумы и проказа так украшают кожу… В плаче матерей и жен, оплакивающих убитых сыновей и мужей, столько силы, чистоты и искренности. Кровь поля боя так похожа на алые тюльпаны…» Манифест некоего убежденного некрофила на одном из интернетовских форумов может послужить своеобразным тестом. Попробуйте действительно представить то, что он с таким вкусом описывает… Ну как, достигли «мира и гармонии»? Если да, у вас негативное мироощущение.

Оно лежит глубже интеллекта, там, где душа. Кто-то ощущает материальный мир как благо, а кто-то — как зло, и примирить их невозможно. Как писал Лев Гумилев, посвятивший этому вопросу немало страниц: «Одни люди считают, что собак можно и нужно бить, а другие полагают, что бить беззащитных животных нельзя. Доказательств ни те ни другие вам не приведут, каждому его правота очевидна, он ее ощущает».

Мироощущение порождает действия. Два захватчика школы в Беслане, которые сейчас пребывают в морге под номерами 2 и 18, во время боя лежали рядом и слушали плейер, поделив наушники. На кассете был «Рамштайн»…

Рамштайн — Человек горит.

Рамштайн — Запах гари висит.

Рамштайн – Ребенок умирает.

Рамштайн — А солнце сияет.

Богоборческие песни немецкой рок-группы, казалось бы, не вписываются в мировоззрение мусульманских сектантов. Зато вписываются в их мироощущение. И именно поэтому несколько десятилетий назад наметилось сотрудничество левацких и исламских террористов. И поэтому состоялся сговор Гитлера и Сталина. И поэтому анархисты становились палачами ВЧК. Когда в средневековой Европе множились еретические секты, царил повальный сатанизм, творились шабаши, на которых пожирали младенцев, на борьбу со злом выступила инквизиция, сама несшая в себе негативный заряд. И часто «раскаявшиеся» еретики пополняли собой ее ряды. Еретики и инквизиторы убивали друг друга за идеологические нюансы, но в глубине души все они были уверены, что Бог любит смерть, а не жизнь.

Этим двоим арабам, и всем остальным бесланским монстрам, и их шефу Шамилю Басаеву казалось, что это совершенно нормально — захватить школу с детьми, убивать и насиловать их, не давать воды и глядеть, как они пьют мочу, наконец, взорвать их всех и получить за это деньги. Нет, они не циничны, они искренни. Они просто не в состоянии понять, насколько все это страшно. Они — индивидуумы с негативным мироощущением.

Когда такие люди объединяются, возникает то, что Гумилев назвал антисистемой. Их идеология может быть различной, даже противоположной, но в ней всегда присутствует отторжение реального мира — как творения сатаны или как «мира насилья». И его следует разрушить до основанья, а затем построить дивный новый мир в соответствии с единственно правильным учением. Оно может быть и мистическим, и атеистическим, и научным или вообще бредовым. Но всегда находится энное количество людей, которые ради него не жалеют ни своих, ни чужих жизней. А что их жалеть, если все существа страдают от несовершенства мира. Лучше всего их просто уничтожить, чтобы освободить…

Зная это, можно представить, что на самом деле произошло в Чечне. Национальный сепаратизм — явление в истории распространенное. Такие вялотекущие конфликты могут длиться столетиями. При этом многие представители мятежного этноса часто верой и правдой служат центральной власти, как гасконец д’Артаньян — литературный и исторический. Чечня в этом отношении не исключение: этот народ в целом никогда не был лоялен к империи, однако чеченцы немало и послужили ей. Достаточно сказать, что во время Первой мировой войны вайнахи составляли два полка в элитной Туземной (Дикой) дивизии. Даже после революции эта дивизия сохранила верность царю, приняв участие в походе Корнилова на Петербург. Семь генералов российской армии были ингушами, а двое — чеченцами.

Во время Второй мировой войны чеченцы и ингуши выставили в Красную Армию две дивизии добровольцев. При этом не прекращалась партизанская война чеченцев против советского правительства, которая стала причиной предпринятой Сталиным депортации. Их оторвали от родного ландшафта и поместили в окружении чуждых народов. А антисистемы возникают или в критические периоды жизни этноса, или когда несколько чужеродных этносов вынуждены сосуществовать.

Вплоть до середины 90-х годов прошлого века антисистема находилась в скрытом состоянии. Дудаев возглавил очередное восстание — из-за ослабления центра более успешное, чем прошлые. Тогда с Чечней еще можно было договориться, дать широкую автономию, видимость независимости — на время, пока Россия не выберется из кризиса и не усилится. Именно это пытался сделать в Хасавюрте Александр Лебедь. Но было уже поздно.

За годы постперестроечной неразберихи и бездарной первой чеченской кампании антисистема проявилась и усилилась. Ее питали мусульманские еретические учения, прежде всего ваххабизм, принесенный на Кавказ арабскими проповедниками. Ваххабизм — классическое сообщество с негативной догмой. Интересно, что, по мнению мусульманских историков, в развитии ваххабизма сыграли роль европейцы-протестанты, принявшие ислам и адаптировавшие его в соответствии со своим мироощущением. Это правдоподобно: во многом ваххабизм стал для ислама тем, чем стал для христианства протестантизм.

Как бы ни относиться к исламу, надо признать, что эта религия вполне позитивно воспринимает материальный мир. Но исторические факты говорят о том, что в лоне ислама очень часто возникают различные антисистемные учения. Внешне они правоверны, однако в сути своей отрицают любую веру в Бога. Карматы, захватившие Мекку и распилившие черный камень Каабы. Исмаилиты, превратившие политические убийства в бизнес. Перед террористическим актом их боевиков опьяняли гашишем и помещали в прекрасный сад, полный всяческих удовольствий, а потом говорили, что это был рай, и они обретут его навсегда, как только выполнят задание и погибнут.

В 1803 году ваххабиты захватили Мекку и Медину, сровняв при этом с землей могилы сподвижников Мухаммада. Уже в наше время талибы разрушили статуи Будды в Афганистане. Шахидок готовят, используя психотропные средства, — почти теми же методами, что и исмаилитских федаинов. Вообще есть множество свидетельств употребления наркотиков моджахедами. Пытки, обезглавливание заложников, убийства детей — все это происходит там, где действует антисистема.

Но главная их отличительная особенность — массированная дезинформация, проще говоря, ложь, возведенная в принцип. Лгут всем: миру, народу, который оказался в их власти, рядовым членам своего общества и самим себе. Все средства хороши, чтобы разрушить неправильный мир, а Бога нет (или есть, но такой, который оправдает все их действия). Короче, «все дозволено». Ложь как принцип вполне вписывается в картину деятельности сегодняшних радикальных исламистов. Достаточно вспомнить Ясира Арафата, демонстративно сдававшего кровь для жертв 11 сентября, в то время как палестинцы ликовали на улицах. Или пропагандистскую машину Мовлади Удугова.

Вот с этим нам сегодня приходится иметь дело, а не с борьбой чеченцев за независимость. К этому народу присосалась, как вампир, глобальная антисистема. И еще надо помнить, что все антисистемы, расплодившиеся сегодня в Евразии, — лишь последыши той грандиозной, которая семь десятилетий существовала на территории нашей страны и едва не погубила весь мир. Она оставила после себя тысячи людей, для которых сказать жизни «нет» легче, чем «да». Ваххабизм и подобные секты — лишь предлог для всех «поклонников смерти» реализовать свое мироощущение. И когда русский, бывший в 80-х комсомольским вожаком, а в 90-х — ультралибералом, принимает в начале XXI века ислам, он, скорее всего, выберет его радикальный вариант. Бесы к бесам. Недаром ряд российских мусульманских деятелей высказывается против обращения славян в ислам, считая, что неофиты слишком часто пополняют ряды экстремистов.

Для этноса антисистема подобна раковой опухоли — она высасывает из него жизнь. Если ее «оставить в покое», она разрастется и пожрет этнос. С ней невозможно договориться, потому что она нарушит любой договор, когда это будет выгодно (вспомним 22 июня 1941 года и поход Басаева на Дагестан). Она может ослабнуть с течением времени, но надеяться на это не стоит. Ее нужно уничтожить. Но сил и времени для этого понадобится немало.