Бурмистров Т. О письме Эндрю Миллера

Тарас Бурмистров

О письме Эндрю Миллера.

На днях «Известия» напечатали гневное письмо Эндрю Миллера, жителя г. Нью-Йорка, оскорбленного донельзя недавней публикацией в «Комсомольской правде». «Вам придется извинить меня», пишет американец, источая самый язвительный сарказм, «что я пишу не по-русски: к сожалению, мой бедный американский компьютер не годится для этого» («you must excuse me for not writingin Russian, but unfortunately my poor American computer is not equipped to do it»). «Спросите любого американца», продолжает он, «кто был величайшим американским актером и актрисой ХХ века, и он, скорее всего, ответит: Кэтрин Хепберни Хамфри Богарт. Но если вы поинтересуетесь об этом у читателей «Комсомольской правды», одной из самых популярных российских газет, вам ответят: Арнольд Шварценеггер и Мэрилин Монро (не получившие ни одного «Оскара»). Большинство русских, насколько я знаю, никогда даже не слышали о Кэйт и Боги, им никогда не рассказывали Филадельфийскую историю, и они никогда не бывали в Касабланке». «Любой американец», пишет далее г-н Миллер, «скажет, что двумя величайшими президентами ХХ века были Франклин Рузвельт и Рональд Рейган. А «Комсомолка»? Она утверждает: Билл Клинтон (которому Конгресс чуть было не вынес импичмент) и Джон Кеннеди(которого убили). Что же касается американских писателей, то американцы назвали бы одного из семи наших Нобелевских лауреатов в области литературы (следует полный список всех семи небожителей -Т. Б.). Вердикт русских был, однако, таков: есть некто более примечательный, чем все эти неудачники. И имя его — Стивен Кинг(крови в избытке и нехватка Нобелевских премий). Согласно данным того же опроса, величайшим певцом Америки оказался не Боб Дилан, не Вуди Гатри и даже не Барбара Стрейзанд. Это Майкл Джексон(предполагаемый педофил). И так далее в том же духе». «Естественно, как американец, я был потрясен и оскорблен(surprised and offended), прочитав список «Комсомольской правды» «,говорит Эндрю Миллер. «Для американца вообще поразительно, что русские захотели иметь газету с таким названием, напоминающим обо всех ужасах, которым подвергалась нация со стороны коммунистических правителей. Но это, конечно, личное дело России. Рядом там приводились аналогичные рейтинги достижений России, где фигурировали прима-балерина Плисецкая и режиссер-тяжеловес(heavyweight film director) Тарковский, известные писатели, как Толстой и Солженицын, такие политические деятели, как Горбачев и Ельцин, исполнители Гребенщиков, Высоцкий и Пугачева(русские версии Боба Дилана, Вуди Гатри и Джуди Гарланд) -и в то же время приводились откровенно меньшие достижения Америки. По-видимому, редакция газеты нашла в этом соревновании нечто приятное для себя (the editors found a kind of pleasurable sport in this).Интересно, как бы отреагировали русские, окажи им американская газета такую же ответную любезность? «После того, как я перепечатал этот документ, у меня, признаться, возникло сильное искушение отправить его подписчикам «Хроники» без каких-либо комментариев — настолько анекдотично он выглядит сам по себе. Мне много говорили о крайней наивности простых американцев(впрочем, и непростых тоже), но каждый раз, сталкиваясь с таким жизнерадостным подходом к действительности, я все равно испытываю легкое изумление. Ну какое отношение, скажем, «Оскары» имеют к художественной ценности фильма или дарованию актера? Сколько их было у того же «режиссера-тяжеловеса» Тарковского? Насколько я помню, ничуть не больше, чем у Арнольда Шварценеггера. То же касается и Нобелевских премий, особенно «в области литературы». Уж не знаю, какими соображениями руководствуются при их распределении, ново всяком случае, не литературными заслугами. Но для американца официальное признание — самая священная вещь на свете. По такому же принципу оценивает г-н Миллер и политиков. Как может быть великим президент, которого убили? Раз убили, значит, было за что! То же касается и сомнительной репутации Билла Клинтона и Майкла Джексона. Американцы, как дети, неспособны понять, что люди не делятся на плохих и хороших, а если и делятся, то не так безоговорочно, как герои компьютерных игр и диснеевских мультсериалов. Но дышащее откровенной обидой письмо Эндрю Миллера интересно и в другом отношении. Его задело, что в России Америку знают не по тем ее достижениям, которые самому Миллеру кажутся значительными и эпохальными, а по самым ходовым проявлениям массовой культуры. Бог его знает, какого качества его высокая американская культура; мне и в самом деле никогда «не рассказывали Филадельфийскую историю», я ничего «не слышал о Кэйт и Боги» и ни разу в жизни «не бывал в Касабланке» («visited Casablanca» — мне даже интересно, что это такое? в буквальном переводе с итальянского это слово значит «Белый дом»). Но кичиться своим невежеством в любом случае глупо, так что лучше сосредоточиться на сути наших с Миллером разногласий. Итак, американцам недостаточно, что их страна лидирует в экономическом, военном и политическом отношениях — они претендуют еще и на лавры законодателя мировой культуры. Самое интересное, что Америка добилась и этого — весь мир говорит по-английски, смотрит голливудские фильмы, слушает Майкла Джексона и читает Стивена Кинга. Это, конечно, культура не самого высокого разбора, но я думал, что американцам достаточно самого сознания того, что их культурная экспансия охватила весь мир. Оказывается, нет; более того, их еще и оскорбляет невнимание к их более ценным достижениям. Трудно представить себе что-нибудь более комичное. Это все равно, как если бы Наполеон не удовлетворился бы тем, что все образованные люди в России прекрасно владеют французским, а потребовал от них еще знания наизусть всех произведений Корнеля и Ронсара.

В принципе, каждой нации свойственно гордиться своими успехами, и если речь идет о культурных достижениях, то это еще самый благородный вид патриотизма. Непонятно для меня здесь другое — что это у американцев за страсть к соревновательности, почему она доходит до такого абсурда? В США семь писателей было удостоено Нобелевской премии, а в России -только пять (и то четверо из них — за антисоветскую направленность).Это разумеется, неоспоримо свидетельствует о полном превосходстве американской литературы над русской, но зачем же постоянно всем колоть глаза этим превосходством? Торжествовали бы себе потихоньку, упиваясь своим величием, и не требовали бы от нас, чтобы мы раз за разом расписывались в собственном ничтожестве. А уж перечислять лишний раз своих Нобелевских лауреатов вообще бы не стоило -не приведи господь, заглянет какой-нибудь любитель литературы в Перла Бака или Тони Моррисон (которая «откровенно выступала за негритянскую эстетику в искусстве и отвергала ценности, установленные белыми»; вершина ее творчества — роман «Beloved», в котором сочувственно описывается, как «мать убивает собственную дочь, чтобы избавить ее от рабской участи»).Заключительный пассаж письма Эндрю Миллера производит и вовсе смехотворное впечатление. «Мне кажется», резюмирует он, «что поскольку Америка имеет вдвое больше населения, чем Россия, и в 50 раз богаче, то русским стоило бы постараться быть более осторожными в оскорблении американцев, особенно, если они собираются избрать коммунистов в парламент, осознавая, как на это отреагируют американцы. Не услышав ничего иного от русских, американцы могут решить, что они не хотят быть нашими друзьями и действовать заодно». Вот что мы, оказывается, собираемся сделать — избрать коммунистов в парламент. И ведь явно делаем это назло Америке, прекрасно осознавая, как она отреагирует. Но еще не поздно повиниться, говорит г-н Миллер, отречься от своих заблуждений и «действовать заодно» («act accordingly») с американцами. Зачем же ссориться с державой, которая в два раза населеннее и в 50 раз богаче? Как я упоминал недавно в этой «Хронике», в мире есть держава, которая обладает еще большим населением, чем Америка (сейчас -пятикратно), а по размеру экономики уже почти сравнялась с ней. Это Китай, о культуре которого американцы знают несравненно меньше, чем русские о американской культуре. Чтобы не быть голословным, я приведу здесь выдержки из статьи в солидной и респектабельной» New York Times», посвященной недавнему американо-китайскому столкновению. Подробно комментировать я ее не буду -не хватит желчи. Я думаю, читатели сами смогут оценить степень отрыва от реальности, в которой пребывает сейчас Америка. «Самым странным из всего случившегося за период самолетного конфликта», пишет автор статьи Томас Фридман, «было сообщение о том, что пилот китайского истребителя Ван Вэй во время недавнего противостояния с американским разведывательным самолетом прижал к иллюминатору свой электронный адрес. Известен случай в истории холодной войны, когда американские пилоты преследовали советский бомбардировщик: подлетев ближе, они увидели, что советский пилот приложил к стеклу фотографию на развороте журнала Playboy. Фотографию я понимаю. Но что хотел сказать пилот китайского истребителя, когда на высоте 25 тыс. футов демонстрировал американцам вой электронный адрес? Возможно, он хотел завести себе друга по переписке. Или доказать, что и он не хуже, что-то вроде «Эй, я тоже пользуюсь Интернетом, поэтому не думайте, что мы просто толпа отсталых крестьян»(это сидя-то в кабине современного истребителя! — Т. Б.).Я склоняюсь к тому, что, показывая свой адрес, пилот давал понять, что у него тоже есть голос, и это может быть главным уроком всей ситуации. Да, Китай — авторитарное государство, но благодаря росту свободы в стране развиваются и Интернет, и кабельное телевидение, и квазинезависимое общественное мнение. И мы должны относиться к этому серьезно. Однако наши допущения, что демократический Китай будет проамериканским, могут оказаться иллюзией. Бытующее у нас мнение, что все китайцы воздвигают у себя в подвалах копии статуи Свободы, не соответствует действительности. Оно не раскрывает глубокие корни патриотизма китайцев, многие из которых верят в то, что должны занимать важное место в мире и что Америка пытается этому помешать. Мы должны разработать информационную стратегию, с помощью которой можно было бы убедить китайскую общественность в том, что Америка не намерена ее притеснять, Америка лишь хочет убедиться, что Китай входит в мировую систему, не нарушая правил. Самая большая ошибка, которую могут допустить китайские лидеры -это поверить в свои мифы, что Китай представляет собой настолько соблазнительный рынок для США, что те всегда будут ему потакать. Серьезная ошибка, допускаемая диктатурами, состоит в том, что они недооценивают демократии. Демократии нелегки на подъем, но, поднявшись, они становятся внушительной силой». Как известно, через несколько минут после того, как Ван Вэй «продемонстрировал» американцам свой электронный адрес, он зачем-то направил свой истребитель на американский самолет и протаранил его, после чего рухнул в Южно-Китайское море. Странное поведение для человека, решившего «завести себе друзей по переписке»! Наверное, он не учел, что после таких его действий американцы могут решить, что он не хочет «быть их другом» и «действовать за одно».